"В чудеса я верю" (Интервью. Чита. 08.2023)

 

Лукьяненко. Фото Михаил Фролов

— В начале нашего диалога я отвечу на самые часто задаваемые вопросы. Наверняка кому-то интересно, когда будет дописана книга «». Боюсь пока браться за нее, потому что там нужно описывать окружающий героя мир. Мне хочется, чтобы наш современный мир немного устаканился — писать про волшебников на фоне текущей мировой политики смешно. Я понимаю, что главный герой Антон Городецкий взял бы все свои заклинания в охапку и пошел бы наводить порядок.

Еще один частый вопрос — о том, что я сейчас пишу. В данный момент я ничего не пишу, поскольку занят в двух больших кинопроектах. ать о них пока не могу. В литературном плане у меня есть две идеи. Если одна из них не отсохнет к концу лета, то в начале сентября приступлю к ее воплощению, потому что мне скучно без живого текста. Наверняка вы хотите узнать, какие мои произведения экранизированы. На многие книги права на экранизацию куплены по многу раз. Но пока сняты только два фильма по Вселенной — «Дозоров» (18+) и «» (12+). Также во Владивостоке был выпущен народный сериал по книге «» (16+), это хорошая, честная работа. По многим произведениям пишутся сценарии. Обещают вот-вот приступить к съемкам по роману «Недотёпа» (12+).

Что касается моего визита в Читу, то я здесь впервые. Несколько раз должен был тут оказаться, но не получалось. Когда предложили принять участие в проекте «Книжные маяки России», я сказал, что ехать через всю страну нет времени, и предложил присоединиться к «Книжному поезду» в Чите. Так и получилось.

— Приходилось ли Вам обращаться к исторической и научной литературе при написании  произведений?

— На самом деле какие-то научные вопросы возникают постоянно. Раньше у меня было много самых неожиданных справочников. Сейчас по большей части обращаюсь к Интернету. Причем иногда изучение какого-либо факта или явления занимает несколько часов, хотя в книге отразить нужно лишь мелкую деталь. Например, задумываешься, какой у героя мог быть пистолет: как он выглядел, сколько в нём было зарядов, сколько он весил. Это еще самое простое, когда нужно найти информацию о вещи. Вот когда я писал цикл «Измененные» (16+), мне нужно было описать сражение персонажей на конусовидном обломке Луны. Пришлось озаботиться вопросами — какая сила тяжести была на данном обломке, как она менялась в зависимости от передвижения героев. Я очень долго искал необходимую информацию и в итоге нашел статью в выпуске журнала «Техника — молодёжи» 1970-х годов. как раз была о том, куда направлен вектор гравитации, если ты находишься на конусовидной планете.

— В фильмах, снятых по Вселенной «Дозоров», финалы отличаются от книжных. Согласовывали ли с Вами сценарии?

— С «Дозорами» история очень запутанная. Я сам был автором сценария. Изначально планировались съемки трех фильмов по трем повестям, составляющим первую книгу. Когда отсняли первую часть, она оказалась длительностью шесть часов. Понятно, что столько в кинотеатре никто не высидит.

Фильм попытались урезать до двух часов, но при этом потерялся смысл. Тогда я сам предложил изменить некоторые содержательные моменты, чтобы получился сюжет фильма, пусть и отличающийся от романа.

Во втором и планируемом третьем фильме мы бы пришли к основной идее «Ночного дозора», если бы не появились американские кинематографисты и не уговорили снимать продолжение вместе. Сейчас мы понимаем, что их целью было получить права на картину и затормозить выход фильмов, потому что «Дозоры» отбивали кассу у американского кино в России.

— Какие компьютерные игры помогали Вам в написании произведений?

— Была такая стратегическая игра «Master of Orion», которая затянула меня на довольно долгое время. Я понял, что из нее нужно как-то выбираться, и начал писать цикл романов «Линия грёз» (16+). этих книг схож с миром игры. Так я избавился от наваждения, вызванного этой игрой. Правда, потом находились «умники», которые кричали в Интернете, что я украл сюжет цикла из игры. Но в «Master of Orion» нет сюжета. Игра может стать стимулом для написания романа, но только если в ней нет ничего, кроме атмосферы. Невозможно написать литературное произведение по игре, в которой есть своя история и яркие персонажи. Такая игра уже сама по себе как книга.

— Когда Вы начали писать? Что послужило вдохновением для первых произведений?

— Отвечая на этот частый вопрос, я рассказываю одну и ту же историю, и она — чистая правда. В школе я много читал, хорошо учился, но сочинения писать не любил. Мечтал быть кинорежиссером и снимать фантастические фильмы. Поступил в итоге в мединститут. Когда был студентом-первокурсником, в один из вечеров мне было нечем заняться. Все развлечения того времени обычно сводились к тому, чтобы выпить с друзьями пиво, погулять с девушкой или почитать книжку. Так получилось, что в тот вечер ни одного из этих развлечений не было.

Я подумал: если не могу почитать фантастику, может, я смогу ее написать. Я уверенно взял тетрадь и без каких-либо сомнений начал писать рассказ. В тот вечер я набросал два или три рассказа. На следующий день принес их приятелю, увлекающемуся фантастикой, но сказал ему, что написал это в девятом классе. Товарищ сказал, что у меня  настоящие рассказы, как у самых настоящих писателей, и спросил, есть ли что-то еще.

После занятий я бросился домой, чтобы снова взяться за ручку и тетрадь. Через несколько дней я все же признался приятелю, что пишу все это в данный момент. Позже друг без моего ведома отнес один из рассказов в журнал. Произведение опубликовали, да еще и денег мне заплатили. Я не ожидал получить за написанный с таким удовольствием за один вечер рассказ сумму, практически равную стипендии, — 40 рублей. В то время зарплата у взрослого мужика, который трудился весь день, за месяц была 200 рублей. Я подумал, что за счет литературного творчества вполне можно жить, но главное — писать мне было легко и интересно.

— Помогает ли в создании произведений специализация?

— По профессии я врач-психиатр, но уже лет 30 не работаю по специальности. Конечно, какие-то моменты я могу подтянуть из памяти, но все же фантасты обычно не пишут о той сфере, с которой хорошо знакомы. Когда знаешь какую-то отрасль, то фантазировать в ней сложно, а там, где ты профан, сочинять можно смелее.

— Можно ли назвать Вас суеверным человеком? Случались ли в Вашей жизни мистические ситуации?

— Я не считаю себя суеверным. При этом полагаю, что большая часть суеверий имеет в своей основе рациональный смысл — зачастую суеверия выступают в роли предупредительных действий, разумных с точки зрения нашей безопасности. Что касается мистики, то в моей жизни случались события, которым сложно было найти объяснение. Конечно, они не выпадали за пределы физики и здравого смысла, но их вероятность, с точки зрения моего понимания, была равна нулю. Однако они происходили, словно чудо! Но чудо — это не суеверие, а проявление другой силы. Поэтому в чудеса я верю.

— Назовите произведения, которые Вы рекомендовали бы к прочтению современным школьникам.

— Мой любимый детский писатель — это Владислав Крапивин, но сейчас, к сожалению, его произведения мало кто читает. Также, на мой взгляд, современным ребятам будет интересно и полезно почитать цикл Гарта Никса «Ключи от королевства» (12+). Советую цикл «Агентство «Локвуд и компания» (16+) Джонатана Страуда, трилогию Марины и Сергея Дяченко «Ключ от королевства» (12+). Авторов, которые сами пишут в жанре фантастики, я приглашаю в мою литературную мастерскую. Подать заявку может любой желающий на сайте «Литературная мастерская Сергея Лукьяненко».

Автор: Юлия Болтаевская.

Источник

Лукьяненко рекомендует. Лучшая детская фантастика для 10-15 лет

Оценка публикации

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *