Blog: Ловец Видений (7)

Доктор Пилюлькин

  • Dec. 29th, 2014 at 1:02 PM.

Глава 7

Бесконечная библиотека

Все здесь было чудесно, как и должно быть в библиотеке.
Слабо пахло книгами – нет-нет, это был не запах гнили, пыли или мышей, а запах старой потертой кожи, благородно состарившейся бумаги, натурального клея. Хрустальные люстры под высокими потолками были едва-едва запылены, в самую меру, чтобы свет из яркого стал уютным, а помещение — обжитым. Над столешницами покрытыми зеленым сукном и бронзового отлива кожей склонились люди. Точь в точь такие, как на мозаичном панно. Вихрастый паренек с горящими от восторга глазами читал «Таинственный остров». Худенькая девочка со смешными косичками, строгая и серьезная, читала «Убить пересмешника». Юноша со смешной куцей бородкой и в очках с толстыми линзами изучал том «Языки программирования низкого уровня». Старичок со старушкой, трогательно сидящие рядом за одним столом, читали одну на двоих книгу: «Братьев Карамазовых». Обычно старушка дочитывала страницу раньше, после чего с умилением смотрела на девочку с томиком Харпер Ли, пока старик не перелистывал страницу.
В общем – это все было рельефом, не стоящим ни внимания, ни времени.
Григ подошел к библиотекарю, сидящей за массивным столом. На столе мягко светила лампа с зеленым абажуром, молодая женщина, опустив голову, читала книгу. При приближении Грига она заложила страницу закладкой – тонкой пластинкой золотистого металла, и подняла голову.
— Чем могу помочь?
Григ в растерянности смотрел на нее. Женщина была красивая – рыжая, как огонь, но со слегка смуглой кожей и чуть-чуть восточными глазами. Индусска? Филипинка? Японка? Все что угодно, но, пожалуй, даже не от матери или отца, от бабушки или деда.
Обычно у женщин с примесью азиатской крови рыжий цвет волос выглядит неестественно, вычурно. Но ей шли рыжие волосы. Она вся была такая естественная, что… что напрашивался странный вывод…
— Я живая, я настоящая, — сказала библиотекарша. – Я сноходец как и вы. Чем могу помочь?
— За последнее время я повидал столько смышленого рельефа… — пробормотал Григ.
— И какой-то рельеф знал разницу между рельефом, сновидцем, сноходцем и снотворцем? – ехидно спросила женщина.
Да, это был железобетонный аргумент. Рельеф мог быть сколь угодно умным, человекообразным. Но он никогда не понимал, что он – рельеф.
— Григ, — представился Григ. Поколебавшись, протянул руку.
— Мария, — женщина пожала ему руку, крепко, без всякой жеманности. – Мне очень приятно, Григ. Наш брат сюда редко заглядывает.
— Мой брат обычный сновидец, когда я рассказал ему про Мир Снов – он послал меня к психиатру, — рассеянно ответил Григ. — Ну… читать книжки во сне – не самое разумное занятие. Да?
— Ну почему же? – Мария слегка обиделась. – Это в обычном сне – глупо, ничего не запомнится. А в Мире Снов – книги настоящие. Даже чуть лучше.
— Что значит «чуть лучше»? – не понял Григ.
— Тут есть те книги, которые не были дописаны авторами. – Вы читали полную версию «Приключений некоего Артура Гордона Пима» Эдгара По?
— Я читал, — Григ откашлялся. Да что ж он так робеет перед этой библиотекаршей? – Но она дописана, По сделал все, что хотел. Хотя ее пробовали дописать другие писатели, даже Жюль Верн… Получалась ерунда.
— А здесь – дописана автором, — серьезно сказала Мария. – Великолепный роман! Ну а «Последний магнат» Фицджеральда? Никто из критиков даже не предположил, какова может быть концовка! Вот «Дети Хурина» у Толкиена не вышли. Даже та версия, что сделал его сын, вышла лучше. Но мне кажется, сэр Рональд просто утратил интерес к теме… Да вы садитесь!
Григ кивнул и послушно сел на стульчик перед Марией. Та помолчала мгновение, потом спросила:
— Так зачем вы сюда пришли? Если вам нужен секс – идите в зал европейской классической литературы, или в научную. Там замечательные девчонки, страстные и знойные. Кажутся синими чулками, но стоит поболтать – стаскивают свои нелепые очки в роговой оправе, срывают одежду и отдаются вам прямо на библиотечном столе, — Мария улыбнулась и уточнила: — Конечно же, они – рельеф. Но хороший.
— Что они делают здесь с таким поведением? – мрачно спросил Григ. Ему не понравилось, что Мария так легко говорит о сексе.
— Ну не всем же нужен квартал Безудержного Траха? Многие хотят нежного, романтичного секса с медсестрой. Или бурного романа с библиотекаршей. Или интрижки с продавцом мороженого.
— О, Господи! – воскликнул Григ. Почему-то фраза про продавца мороженого шокировала Грига, несмотря на огромное количество рельефа, с которым он переспал.
— Вы мне нравитесь, — кивнула Мария. – Вы чудесно старомодны для сноходца. И зря вы так удивляетесь, многие девочки в пубертате мечтали о сексе с продавцом мороженого, особенно если он молод и улыбчив… Сладости, секс – они созданы друг для друга. Так что, вам не нравится секс с рельефом? Ну так можете соблазнить простушку. Или простеца, если угодно. Только не приставайте к детям, я позвоню Хранителям, они вас наизнанку вывернут! Из сновидцев в моей библиотеке доступны для секса лишь девушки старше шестнадцати!
Она задумчиво оглядела Грига и поправила:
— Ладно, старше пятнадцати, если они физически развиты и сами того хотят.
— Тьфу на вас! – воскликнул Григ. – Я сюда не трахаться пришел, уж тем более – с малолетками! Вы что, издеваетесь? Или сами озабочены?
Мария засмеялась.
— Честно?
Григ кивнул.
— Вы так очаровательно покраснели, когда я сказала про секс с продавцом мороженого, — Мария виновато дернула плечами. – Мне захотелось вогнать вас в краску. Извините.
Сейчас она говорила чистую правду. И Григ это почувствовал.
— Мария, давайте в дальнейшем без таких увеселений? – попросил он. – Я пришел в библиотеку по делу.
И вот теперь Мария растерялась.
— Вы… вы читатель? Вы пришли почитать книжки?
Григ подумал и кивнул.
— Если честно, я думала, что я одна такая дурочка, — сообщила Мария, начисто забыв, что недавно доказывала, как правильно и хорошо читать книги во сне. – Но я всегда была книжная девочка, запойная читательница. Могла читать на ходу, как малыш из детской книжки…
Она осеклась, поправила волосы и совсем другим тоном спросила:
— Так что вам нужно? Я думаю, не «Преступление и наказание», и не «Камасутру для чайников». Что-то специфическое?
— Есть книги про Страну Снов? – спросил Григ напрямую.
— Лавкрафт, Желязны, — Мария наморщила лоб, довольно неестественно произнесла, — Пьехов… это какой-то русский автор.
— Нет, я не про фэнтези и прочую беллетристику, — сказал Григ. – Существуют ли книги, описывающие этот мир? Реальную Страну Снов?
— Есть книги писателей, которые чувствуют наш мир, — кивнула Мария. – Не сноходцы, нет… Простецы, однако что-то чувствующие. К сожалению они словно боятся писать правду. Намеки, аллюзии…
— А книги написанные здесь? – спросил Григ вкрадчиво.
Мария поднялась из-за стола, шагнула в сторону, поманила Грига за собой. С минуту они молча шли мимо высоченных книжных полок, заставленных книгами на всех языках мира. Принцип, по которому книги здесь размещались, был Григу совершенно непонятен. Как тут может ориентироваться сновидец? Это настоящий подвиг…
Книжный лабиринт вывел их через арку в стене в еще один читальный зал. Очень маленький, но уютный. С настоящим камином, в котором горело живое пламя. Под потолком мягко светили лампы с плафонами из желтого стекла. Вдоль обшитых деревянными панелями стен стояли старинные книжные шкафы – массивные, высокие, украшенные резными завитушками, с толстыми, чуть мутными стеклами. Судя по толщине шкафов, стояли книги даже не в один ряд…
— Как много… — растерянно сказал Григ.
Почему-то он не ожидал такого. Он готовился увидеть полку. Может быть, шкаф. Один.
— Около пяти тысяч томов, — сказала Мария голосом человека, знающего точную цифру, но не озвучивающую ее из скромности. Той скромности, в которой на самом деле есть изрядная порция гордыни. – Испугались?
— Есть немного, — признался Григ.
— Что именно вам нужно? – спросила Мария.
Григ помолчал. Потом вздохнул.
— Если бы я знал… Наверное, про Мир Снов.
— Здесь почти все про Мир Снов, в той или иной мере, — сообщила Мария. – Первым рукописям без малого две тысячи лет. Кто-то из сновидцев-писателей считал этот мир адом, кто-то раем, кто-то чистилищем… Точнее?
— Тайны. Загадки. Артефакты. Амулеты.
Мария понимающе кивнула.
— Так я и думала. Вы пытаетесь постичь этот мир? Вы недавно стали сноходцем?
Григ неопределенно пожал плечами. Не говори – не спросят…
— Значит… тайны… артефакты… — Мария улыбнулась загадочной насмешливой улыбкой. – Я знаю, что вам нужно, Григ.
Она уверенно подошла к одному из шкафов, вытащила тонкий черный томик миниатюрного формата. Протянула Григу на ладони.
— Это? И все? – недоверчиво спросил Григ.
Мария кивнула. Серьезно ответила:
— Я думаю, что да.
Григ взял книжку. Обложка была кожаной и на ощупь казалось теплой. На ней был выдавлен и (когда-то давно) покрашен ныне облупившейся золотистой краской странный знак –круг, внутри которого помещалась спираль в три витка.
— Спираль раскручивается или закручивается? – внезапно спросила Мария. – Или «как посмотреть»?
— Закручивается, — сказал Григ уверенно.
Он действительно так считал.
— Почему?
— Потому что если она раскручивается, то она упирается в круг и ограничивается им.
— А если скручивается, то превращается в точку?
— Нет, уходит в бесконечность, — сказал Григ.
Этот весьма глубокомысленный разговор начал его смущать. Но Мария кивнула и сменила тему:
— Я вас покину. Если потребуется туалет – он за той дверью. Шкафчик с непрозрачной дверью – это бар, там есть напитки. Но не напиваться!
— И не приставать к несовершеннолетним простушкам, — кивнул Григ. – Я помню.
— Да пошутила я, — вздохнула Мария. – С них во сне не убудет, приставайте сколько влезет.
— Один вопрос! – сказал Григ вслед. – Вы все книги здесь так хорошо знаете? Почему выбрали именно эту?
Мария кивнула, будто признавая справедливость вопроса.
— Не все. Но за последние десять лет эту книгу брали почитать семнадцать гостей. Все остальные – не брали ни разу.
— Вот такие мы, сноходцы, нелюбопытные, — пробормотал Григ себе под нос. Сел было в кресло у камина, но передумал. Налил стакан виски, насыпал льда – тот тоже лежал в баре, в хрустальной вазочке и не таял, что возможно лишь во сне.
С бокалом в руках Григ вернулся в кресло. Покосился в проход, где затихали мягкие шаги Марии. Ну а с чего он взял, что эта развеселая женщина в Мире Снов недавно? Десять лет… она выглядит-то лет на двадцать пять… Впрочем, большинство сновидцев, сноходцев и снотворцев здесь кажутся моложе. Человек подсознательно считает себя молодым, даже состарившись и одряхлев – а Мир Снов отражает его представления о себе. Клиф, сосед-снотворец Грига, был одним из редких исключений.
Нужно иметь много мужества, чтобы признать свой возраст, тем более в податливом и услужливом царстве сновидений.


Теги:

  • ЛВ

Источник:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *