Blog: Ловец Видений (13)

Доктор Пилюлькин

  • Jan. 29th, 2015 at 6:08 PM.

NB:

Это 13, последняя глава первой части романа "". Первая часть доступна в этом журнале для свободного ознакомительного доступа и чтения всеми желающими, при условии сохранения авторских прав.

Вторая часть романа будет выкладываться в книгах "Лукьяненко-book" и аналогичных приложениях для планшетов (посмотрите на левое поле журнала, там ссылки) после выхода Андроид-версии приложения.

Буду ли я по мере написания публиковать третью и четвертую часть (на данный момент роман планируется в четырех частях, хотя изменения возможны, конечно) в интернете — пока открытый для меня вопрос. Решу ближе к завершению публикации второй части.

Добрых снов. :) Будьте осторожны и внимательны в Стране Сновидений. :)
_________________________________

Глава 13

Команда

Григ вышел из двери в знакомом и родном районе Летнего Моря. Прямо на променаде, между рядами кафешек и ресторанов и бьющими о набережную волнами. Гуляли нарядные парочки (в основном – простушки с рельефом-красавцами и простецы с рельефом-красавицами), бегали дети (все – милый рельеф), ходили личности колоритные и приятные глазу – бородатые искатели янтаря и ценностей, бдительно изучающие набегающие волны и роющиеся в песке алюминиевыми шестами, старые морские волки – просоленные и прокуренные, в тельняшках и с серьгами в ухе, рыбаки в живописных одеждах, военные моряки с чудной выправкой (все, все – рельеф).
Странно было, конечно, что Хранитель Михаил отправил Грига не напрямую в квартал Телесной Радости, а в Летнее Море. Быть может, у Хранителей не принято было открывать портал с Детской Площадки в обитель порока?
Григ пожал плечами и решил, что это не важно.
Ощущая легкую и, в общем-то, преждевременную ностальгию, он прошелся по набережной, свернул на Розовый Бульвар (непроизвольно обходя собственный дом – хотя Григ никогда и никому бы в этом не сознался) и двинулся к кварталу Телесной Радости. Здесь становилось все больше и больше сновидцев. Прошли две девушки – такие страшненькие, будто каждая искала подругу некрасивее себя и обе победили. Что удивительно, обе девушки были простушками, а не рельефом. Но, похоже, бедолажки были так закомплексованы, что даже во сне представляли себя не красавицами, а уродинами. И сопровождающие их парни (рельеф) были серенькие, непримечательные – обе девушки уже расстались с мечтой о прекрасных принцах…
(На самом деле одна из девушек в жизни была более чем милой, а легкая помощь косметолога позволила бы ей стать почти красавицей. Но так уж сложилась ее жизнь, благодаря родной матери и двум сводным братьям, что даже во сне она считала себя уродиной. Сны не всегда дарят мечты – порой они их убивают).
Розовый Бульвар был одной из зон перехода между Летним Морем и Телесной Радостью. Григ видел как простецы мигрируют из одного квартала в другой, по мере того, как выдыхались их эротические сны или, напротив, уходили из летнего тепла в жар сексуальных сновидений. Солнце над головой то светило ярче, то падало к горизонту, знаменуя вечер. Григ шел, уклоняясь от попыток познакомиться и размышлял.
Что-то в происходящем было нечисто. Не оставляло ощущение двойной игры.
Выходит, Клиф отправил его договариваться с Кречем, но при этом предвидел визит в Библиотеку? И дальнейшее решение пойти на Детскую Площадку в поисках Черного Замка?
Не слишком ли смелое предвидение даже для снотворца?
Михаил считал, что нет.
Но был ли по-настоящему откровенен сам Михаил?
Ах, как Григу не хотелось играть по чужим правилам! Но в то же время и отказаться наотрез от свалившегося на голову приключения он не мог. Даже домосед-хоббит в сказке отправился в компании гномов навстречу дракону. Что уж говорить о нем, ценившем в Снах удивительные приключения, недоступные в обычной жизни. Откажешься – никогда себе не простишь…
Однако хотелось бы понимать, в чем же на самом деле заключена игра Клифа. Неужели он вручит Григу тот самый жуткий Великий Артефакт – и пошлет в путь? Не может быть! Искушение слишком велико.
А если Артефакт лежит в Черном Замке – как Клиф собирается его достать? Григ был уверен, что рядом с замком сойдет с ума любой снотворец.
Как же Грига бесили снотворцы!
Конечно, среди них были и приличные люди. Они превращали хаос и смятение человеческих снов во что-то организованное и осмысленное. Они боролись с кошмарами (постоянно проигрывая, конечно же), придумывали приятные и успокаивающие сновидения. Да что далеко ходить – та же Детская Площадка была, конечно же, на девяносто девять процентов делом рук снотворцев, а не порождением детских фантазий. Сам по себе детский сон как правило ярок, но нелеп – не зря же Креч принял сон наркомана за детскую грезу…
Григ даже готов был мириться с самодовольством снотворцев и их снисходительным отношением к сноходцам.
В конце концов – кому много дается, с того много и спрашивается. Быть может, быть снотворцем вовсе не так легко и приятно, как ему кажется? Страна Снов огромна и загадочна, кто-то должен нести ответственность и принимать решения.
Вот с чем Григ не хотел мириться – так это с манерой снотворцев играть втемную. Он не без оснований полагал, что в каждом слове снотворца может быть и есть одна правильная буква, но она, скорее всего, стоит не на своем месте. Генерал не обязан считать солдат ровней себе. Генерал может (а порой и обязан) ставить перед солдатом невыполнимые задачи и посылать их на смерть. Генерал не должен раскрывать перед солдатом планы генерального наступления. Но какая-то маленькая правда в отношениях солдата и генерала быть должна. «Стоять насмерть, Москва за нами» — это маленькая правда, за которой солдатский долг выдержать один день, а может быть один час и умереть на безымянной высоте, пока генералы двигают дивизии и собирают силы. Но это – правда. «Продержаться час, там подмога придет» — это большая ложь, если никакой подмоги нет и не предвидится. На эту ложь генерал не имеет права, на эту ложь имеет право только лейтенант, сидящий под пулями в одном окопе с солдатами.
Григ полагал (быть может, самоуверенно, быть может искренне), что если ему честно скажут – ради спасения Страны Снов надо пойти и умереть, пусть даже он навсегда утратит дорогу в Сны, пусть даже умрет по-настоящему, то он пойдет. В конце концов Сны стали ему второй родиной, чем-то дороже обыденной жизни. Но вот обман…
Что стоило Клифу сказать, что они – не первая команда, которую отправляют уничтожить Артефакт?
В легкой задумчивости Григ дошагал до дома Ли и Лины. В этот раз он вошел в обитель порока через легкую, затянутую москитной сеткой дверь и оказался на просторной кухне. Пожалуй, что-то американское – кухонная техника «Cuisinart», гора шипящих оладий на блюде и чернокожая женщина, выжимающая сок из апельсинов ручным прессом.
Григ вежливо откашлялся.
Женщина внимательно посмотрела на него. Похоже, простушка.
— Хотите оладьи, мистер? – вежливо спросила она.
Григ кивнул и, осторожно наблюдая за женщиной, взял со стола оладью, щедро намазал свежим клубничным пюре и отправил в рот. Прожевал и искренне сказал:
— Великолепные оладьи. Никогда не ел таких вкусных, мисс.
Женщина гордо улыбнулась и продолжила давить сок. Похоже, она заблудилась в чужих снах, или же ей начал сниться эротический сон, но она по какой-то причине его испугалась и нашла приют там же, где и в жизни – на ближайшей кухне.
Дожевывая оладью и облизывая пальцы Григ прошел через кухню, через длинный коридор с окнами, выходящими на Коллизей, миновал маленький дворик с бассейном, который чистил улыбчивый мускулистый мужчина в одних шортах и осторожно заглянул в спальню.
Первым, что он увидел, были Ли и Лина. Сноходцы, одетые в простые, не эротические одежды и, кажется даже подстриженные, мрачно сидели в креслах и смотрели на кровать.
А на кровати происходило нечто замечательное.
Клиф, с бокалом сидра в руках, сидел по-турецки напротив девушки-симулякра. И вещал:
— Вот потому, Кати, секс является хоть и важной частью жизни, но далеко не единственный. И заниматься им с любимым человеком, или даже с группой любимых людей – прекрасно. Но всему свое время и свое место. Лишь раскрывшись как личность в труде, в общении, в свершениях духа и… э…
Слово «тело» снотворец явно призносить не хотел.
— Духа и разума, ты можешь полноценно получать и отдавать любовь. Понимаешь, милая?
Кати тоже была одета. В глухой черный комбинезон, который хоть и облегал ее пышную юную фигуру, но выглядел каким-то монашеским и асексуальным.
— Да, дядя Клиф, — сказала Кати. – Спасибо, дядя Клиф.
— Не за что, милая, — ответил Клиф, запечатлевая на лбу девушки добрый поцелуй – наверное, даже, не отеческий, а больше свойственный провинциальному дядюшке твердых моральных убеждений, консервативных политических взглядов и крепкой христианской веры. – Больше не греши, деточка.
В тот миг, когда губы Клифа коснулись лба девушки, по комнате словно порыв ветра пронесся – легкий, едва ощутимый, холодком обжегший кожу. Вокруг Кати заплясали белые искорки, будто заблудившиеся звездочки бенгальских огней. Девушка вздохнула – глубоко, сладко, так вздыхают страстные женщины на пике оргазма, все ее тело изогнулось, откинулось назад, пальцы вцепились в простыни, заскребли, оставляя на черном шелке белесые полосы. К горлу Грига подкатила дурнота, ноги ослабли и он схватился за дверной косяк.
Будучи человеком в каких-то вещах очень опытным, даже знатоком, в других Григ оставался несколько наивным. Вот и сейчас он решил, что Клиф всего лишь каким-то затейливым снотворческим методом довел Кати до оргазма.
Но возглас Ли рассеял его ошибку:
— Клиф… Клиф, ну за что… Она была такой чудесной сексуальной тварью! Это… это невежливо и бесчестно, перепрограммировать чужой симулякр!
— Невежливо, — согласился Клиф, с любопытством разглядывая Кати. – Но ничего бесчестного.
— Ты хоть представляешь, чего мне стоил этот симулякр? – продолжал возмущаться Ли, не замечая в порыве чувств, что кричит на снотворца. Наконец-то заметив Грига, Ли умоляюще повернулся к нему. – Григ, скажи своему снотворцу! Ты-то хоть представляешь?
— Не представляю и даже представлять не хочу! — откровенно сказал Григ. – И он не мой, я переезжаю из Летнего Моря. Э… Клиф, я боюсь показаться невежливым, но это и впрямь нечестно. Ли давно мечтал о симулякре, а у Филиппа не допросишься.
Клиф всплеснул руками.
— Григ! Мне обидно такое слышать!
Снотворец встал и обиженно развел руками.
— Создать симулякр – сложнейшее искусство. Вот мой старый приятель Роберт так толком этому и не научился! Но куда сложнее взять чужой симулякр и переделать саму его суть, вывернуть наизнанку, сломать имеющееся целеполагание – и поставить новое. Это все равно, что убедить вегетарианца лопать стейки или пацифиста стрелять в людей. Большинство снотворцев даже и не станет пытаться перенастроить чужой симулякр… Кати, девочка моя, хочешь заняться сексом?
Губы Кати дрогнули, она обиженно посмотрела на Клифа.
— Дядя Клиф… как вы можете такое говорить! Мы же… мы же едва знакомы!
Клиф засмеялся. Кати помедлила и смущенно добавила:
— И уж извините, я вас очень уважаю… но вы старый. И совсем не в моем вкусе.
— Вот! – торжествующе сказал Клиф. – Была развратная девчушка. Стала – нормальная девушка. Заметьте – она не утратила интерес к сексу полностью, она лишь вернулась к норме! Сломать – может любой сильный дурак. Починить – только мастер.
— Мастер! – горько сказал Ли. – Ты сломал мой симулякр, снотворец. С моей точки зрения – сломал. А я ради него…
— Ну полноте, — смилостивился Клиф. – Я сломал, я и починю. В свое время. Но в походе вам сексуальный симулякр не нужен, вы вдвоем и сами справитесь.
— В походе? – поразился Ли.
Клиф кивнул:
— Именно. Я решил, что на этот раз команда будет состоять из сноходцев и симулякров. Основную группу я подготовил, но раз под руки попалась наша маленькая шаловливая Кати – почему бы не привлечь и ее. Они вам помогут.
— Ну спасибо за доверие, — ядовито сказала Лина. – Спасибо огромное.
— Не благодари, — великодушно отмахнулся Клиф. – Ну, Григ? Что стоишь в дверях? Как успехи?
Григ прошел в спальню, налил себе чего-то из бара, даже не вглядываясь в этикетку. Сел за журнальный столик. Плохих напитков у Ли все равно не водилось.
— Все в порядке, — сказал он. – Я поговорил с Кречем и убедил его идти с нами в поход.
— Хорошо, — кивнул Клиф. – На самом деле я и не сомневался, что ты его убедишь. Куда интереснее мне было, что ты станешь делать после визита к Кречу…
Григ вздохнул, изучая журналы на столе. Все они были вполне понятного содержания.
— Наблюдали?
— Поглядывал, — ответил Клиф. И туманно добавил: — В меру возможного… Итак, ты заинтересовался моей обмолвкой и додумался, где найти информацию о Великом Артефакте.
Григ молчал, ответа не требовалось.
— Хорошо, что ты поговорил с Марией и оставил о себе хорошее впечатление, — продолжал Клиф.
Григ вздрогнул, не донеся стакан до губ.
— Да, да, — кивнул Клиф. – Она тоже пойдет в поход. Она – ваш здравый смысл, ваша память, ваш коллективный разум. Я не имею в виду, что она главная в походе, о нет. Главным будешь ты, Григ. Но настоятельно советую прислушиваться к ее мнению – ради успеха всего предприятия.
— Что же мне теперь, идти обратно и уговаривать ее отправиться невесть куда? – мрачно спросил Григ.
— Нет, не надо. Ты ее не уговоришь, — Клиф вздохнул. – Я сам поговорю.
Григ хотел было что-то сказать, но передумал. Отхлебнул из стакана – там был обжигающий темный ром.
— Никакого насилия, — сказал Клиф. – Библиотека – вещь в себе, а библиотекарь, пусть и не снотворец, на ее территории почти всесилен. Но у меня есть то, что я предложу Марии. И она не сумеет отказаться.
какая-то… — сказал Григ, даже не пытаясь спрашивать. – Понятно.
— Симпатичная эта Мария? – подал голос Ли.
Григ удивленно посмотрел на него.
— Да шучу я, шучу, — буркнул Ли. – Для разрядки напряжения… нахожусь в образе…
— Твой пятый спутник… — Клиф на миг задумался. – Ты дошел до Черного Замка?
— Да, — хмуро сказал Григ. – И даже ушел… с некоторым трудом…
— С кем общался на Детской Площадке?
Врать Григ смысла не видел. Достал из кармана оловянного солдатика, поставил на журнальный столик.
— Старина Ганс, — кивнул Клиф. – Он что, тебя за ребенка принял? А… прости, забываю о твоих способностях… Все?
— Еще Михаил. Он сказал, что вы знакомы?
Клиф кисло улыбнулся.
— Да. Знакомы. Неужели все?
Григ минутку подумал. И удивленно посмотрел на Клифа:
— Мальчишка-сноходец.
— Август-Роберт Кларк, — сказал Клиф удовлетворенно. – Я поражаюсь, Григ. У тебя и впрямь дар находить нужное. Надо же – сноходец, который был мне нужен, жил рядом со мной все эти годы!
— Талант… дар… — грустно произнес Григ. – Ты что, хочешь отправить с нами ребенка?
— Он один из немногих, кто сможет забрать Великий Артефакт, — спокойно сказал Клиф. – Забрать и нести. Ты же острил по поводу хоббита? Так вот, считай, что он и есть хоббит с иммунитетом к магии Артефакта.
— И Хранители позволят тебе отправить ребенка в опасный поход? – недоверчиво спросил Григ.
— Раньше же позволяли, — пожал плечами Клиф. – Или ты думаешь, что это первая наша попытка избавиться от непрошенного подарка? Артефакт всегда несет ребенок, в силу каких-то причин дети иммунны к его действию.
— Тоже мне секрет полишинеля, — откликнулась вдруг Лина. – Если этот Артефакт соблазняет властью… власть, она сродни сексу, Клиф. Во всемогуществе всегда есть элемент секса, а в сексе – доминирование или подчинение. Невинного ребенка Артефакту труднее завлечь именно потому, что тот невинен.
— Он здоровый уже парень, — сказал Григ. – Не думаю, что его сны долго будут оставаться столь невинными.
— А сейчас? – забеспокоился Клиф.
Григ кивнул, вспоминая разговор с мальчиком-сноходцем.
— Пока он этого сторонится. Пока!
— Тем более надо спешить! – кивнул Клиф. – Я думаю, дорогие мои, вам надо будет сейчас проснуться и решить все ваши дела. С момента, когда вы уйдете из Города, просыпаться вам нельзя.
— Остается последний вопрос, — сказал Григ. – Что мы получим за эту идиотскую экспедицию?
— Помимо того, что вы спасете Страну Сновидений, а я не убью вас и не выкину из Снов навсегда? – спросил Клиф.
— Да, помимо этого, — сказал Григ твердо. – С Кречем и остальными договаривайся сам. Креч наверное пойдет просто ради драки, Марии ты дашь книжку, ну а Август-Роберт и по детской дурости может отправиться на поиски приключений. Меня это не волнует! Но я, — он обернулся, посмотрел на Ли и Лину – те дружно кивнули, — и мои друзья хотим получить вознаграждения. Добавь к кнуту пряник – результат тебя порадует.
— Симулякр, — сказал Клиф. – Любой, какой захотите. Любой сложности, затейливости.
— Невзламываемый, — хмуро сказал Ли.
— Трансформирующийся, — Лина хихикнула. – Я потом подробно объясню, что имею в виду.
— Три симулякра каждому, — добавил Григ.
— Не вопрос, — улыбнулся Клиф. – Я не скажу, что это легко. Но я согласен, поскольку пряник должен быть.
— А еще мы хотим стать снотворцами, — мимоходом забросил удочку Григ.
Клиф вздохнул:
— Есть лишь один известный мне способ стать снотворцем… помимо природного. Это – подчинить себе Артефакт и подчиниться ему. Но цена такого всемогущества слишком велика. Ты, наверное, гордишься собой – раз отметил, что дошел до Замка – и ушел. Черный Замок нашептывал тебе свои сказки, верно? А тебя не удивляет, что за многие годы никто, даже тот сноходец, что притащил Спираль Снов в Город, не поддались искушению? Цена слишком чудовищна, Григ. И это в какой-то момент все осознают. Я лично вошел во внутренний круг комнат, это уже совсем рядом с Артефактом. Осмотрелся, прислушался к своим мечтам – и вышел. Нет, Григ. Чего не могу дать – того не могу. Симулякры, уважение всех снотворцев, исполнение прихотей – легко.
Он подошел к сидящему Григу, положил руки ему на плечи, наклонился, заглядывая в глаза:
— Не обижайся, парень. Я бы поделился, не жалко. Но делиться нечем.
Григ недоверчиво смотрел в глаза Клифу – больше для проформы, чем всерьез сомневаясь в словах снотворца. И в этот момент стоявший на журнальном столике оловянный солдатик зашевелился. Никем не увиденный он легкими шагами подбежал к краю столика, прыгнул – уцепившись за фалды пиджака Клифа и, ловко перебирая руками, забрался в карман к снотворцу.
— Ладно, Клиф, — сказал Григ. – Я верю. Но все равно обижен, что ты меня в это втянул.
— Сам втянулся, — сказал Клиф. – Сам. Не влезал бы в разборки снотворцев – и ничего бы не случилось…
Он встал и пошел к двери, видимо решив для разнообразия уйти нормальным образом. Бросил через плечо:
— Встречаемся здесь же, когда заснете. И отправляемся.
— До свидания, дядя Клиф! – голосом хорошей девочки сказала ему вслед Кати.
А Ли, дождавшись, когда Клиф ушел, выругался и горько сказал:
— Испортил мой торшер. Нет, ты заметил, Григ? Он же воплотился в моем торшере! И ушел! То есть, он унес торшер с собой. Или в себе! А еще он испортил Кати. И ведь это Клиф, ведь это один из самых мирных и добрых… Григ, что же с людьми делает власть?
— Ужас, что делает, — сказал Григ, обдумывая услышанное. – Как Клиф собирается извлечь Артефакт из Черного Замка? И где, черт возьми, мой оловянный солдатик? Он мне не нужен, но это был мой солдатик! Мне его подарили. Мне никогда не дарили оловянных солдатиков, даже в детстве!
— Еще и солдатика спер, — вздохнул Ли. – А что за замок? О чем вы говорили?
— Да есть тут, на стыке кварталов такая дрянь… — Григ махнул рукой. – К нему подойти-то страшно. И войти внутрь нельзя! И там живет такая тварь… я даже не знаю, что оно такое… Как Клиф собирается провести внутрь ребенка? Да, и еще, раз уж они посылали экспедиции с Артефактом и те все погибли…
— Все погибли? – забеспокоилась Лина.
— Да, все погибли. Но кто тогда вернул Спираль Снов в замок? И неужели за долгие годы не появилось снотворца или сноходца по-настоящему мерзкого и аморального, чтобы завладеть Артефактом? Не понимаю! Я ничего не понимаю, Ли! Эти снотворцы хоть что-то могут объяснить честно и понятно?
— Не думал, что такое скажу. Но я, кажется, начинаю мечтать о бессоннице, — вздохнул Ли.


Теги:

  • ЛВ

Источник: http://dr-piliulkin.livejournal.com/660518.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *