english version карта сайта
Сергей Лукьяненко. Официальный сайт писателя
Новости      Произведения      Циклы произведений      Русские издания книг

Пресса

«Фантаст жесткого действия»

Сергей Лукьяненко — автор сверхпопулярных «дозоров» хочет написать книгу для собственного сына.
 

 
Сергей Лукьяненко — писатель не просто известный, а очень известный. Трудно найти человека, не слышавшего о романах «Ночной дозор» и «Дневной дозор», по которым сняты одноименные блокбастеры. Сейчас Сергей заканчивает роман «Чистовик». Совсем скоро выйдет и сборник его ранних рассказов «Пристань желтых кораблей» — автор долго не хотел переиздавать «старенькое», но уломали читатели.
 
В детстве фантастическим жанром увлечены практически все, а потом интерес пропадает. Получается, фантастика — чтение для определенного возраста?
 
Я бы сказал, что люди делятся на тех, кто фантастику любит, и тех, кто не знает, что такое фантастика. Для многих этот жанр сводится к приключениям, стрельбе, погоням на космических кораблях — чему-то очень яркому и очень пустому. Часто в сознании фиксируется: фантастика — это для детей, а я вырос и не буду ее читать. Действительно, дайте Жюля Верна взрослому человеку — он скажет, что это ужасно. Видимо, людям не попались фантастические книги, которые «взрослели» бы вместе с ними.
 
Вам в этом плане повезло?
 
Я довольно быстро подсел на братьев Стругацких. Книги у них самые разные, и, проглотив поначалу что-то легкое и почти детское — ту же «Страну багровых туч», я перешел к вещам более серьезным. И у других авторов попадались книги, которые с годами только повышали интерес к жанру. Классе в восьмом кто-то дал мне «Хранителей» — первый том «Властелина колец». Он вышел в «Детской литературе» в сокращенном виде и был замаскирован под сказку, с веселенькими рисунками на обложке… Я взял с пренебрежением: я взрослый человек, мне пятнадцать лет, а тут какая-то детская фигня. Но после пяти страниц погрузился, нырнул… Вот такие книги заставляют относиться к фантастике серьезно.
 
Но профессию после школы выбрали «земную» — врач-психиатр.
 
Дань семейной традиции: у меня отец — психиатр, в доме было много книг по этой специальности, и вообще вся семья врачебная. Если честно, я пошел по пути наименьшего сопротивления. У нас же возрождается традиция цеховых обществ, когда дети продолжают профессию родителей. Дети известных актеров вынуждены играть в кино, дети режиссеров — это кино снимать, детям политиков приходится идти в политику…
 
То есть уходом в писатели вы родителей огорчили?
 
Поначалу — да. Когда я стал писать, они рассматривали это как хобби: нравится — балуйся, но профессия должна быть нормальная. Чтобы и зарплата, и отпуск, и пенсия… А когда я заявил, что не буду работать по специальности и вообще работать не буду, а только книжки писать, они пришли в ужас. Хотя к тому моменту я уже достаточно публиковался и зарабатывал… К счастью, у меня есть старший брат-врач — утешение для родителей. Правда, сейчас он вздыхает: «Эх, надо было мне тоже книжки писать!»
 
А вам как врачу не кажется, что «Ночной дозор», «Дневной дозор» и тому подобные книги о потусторонних мирах вредят людям с нестабильной психикой? Наверняка есть читатели, всерьез верящие в магов, вампиров, ведьм и прочих ваших персонажей…
 
Я сталкивался с этим. Иногда приходят письма: «Моя сестра — „темная иная“, что делать?» Или: «Скажите, как попасть в «иные»? Но больные люди выстраивают искаженную картину мироздания сами, а не из чужих книг. Когда вышли «Страдания юного Вертера», это породило волну юношеских самоубийств. Все сильные книги так или иначе несут свою идеологию и формируют сознание — в революционном ли духе, в духе ли мизантропии…
 
Оба ваших «Дозора» экранизированы. Я видела «Дневной»: по сравнению с книгой фильм, скажем так, очень сильно проигрывает.
 
Мне, конечно, тоже книга нравится больше (смеется). Но у кино свои законы, и дословно перенести ее на экран оказалось невозможно. Никто не ставил цели выпендриться и специально поменять сюжет. Буквальное следование тексту привело бы к пятичасовой картине, поэтому пришлось импровизировать на ходу. Возможно, все-таки сделают телесериал гораздо ближе к тексту: после съемки двух «Дозоров» остался отснятый материал — часов на десять. Сейчас планируются экранизации романов «Геном» и «Черновик». Есть и голливудские планы — снять «Ночной дозор-3», хотя они медленно выполняются.
 
Не боитесь запомниться читателям только как автор «Дозоров»?
 
У каждого писателя какая-то вещь популярнее других, и это не всегда зависит от ее качества. Конан Дойл рвал на себе волосы, когда от него требовали продолжения «Шерлока Холмса». Убеждал, что у него есть гораздо лучшие произведения — «Белый отряд», «Подвиги бригадира Жерара». Но народ отвечал: нет, давайте Холмса! У меня есть риск оказаться в похожей ситуации, поэтому продолжаю писать другое. Сейчас на Западе стали издавать не только «Дозоры», но и «Спектр», «Танцы на снегу»…
 
Некоторые ваши книги — тот же «Дневной дозор» — написаны в соавторстве. Вы это делаете для разнообразия?
 
В первую очередь поэтому: писать с друзьями интересно. Как-то в Алма-Ате ко мне пришел Юлий Буркин и говорит: «Хочу написать книжку в подарок своим детям. Но я про детей писать не умею, давай вместе. У меня и сюжет готов — это роман ужасов». «Ну, — говорю, — и подарочек». В итоге получился роман юмористический, а сейчас Юлий пишет продолжение — уже вместе со своим сыном. Может быть, и я подключусь.
 
А для своего сына не пишете? Хорошей детской фантастики сейчас явно не хватает.
 
Артемию пока два с половиной года, но обязательно буду для него писать. Со сказками, с фантастикой для детей у нас очень плохо. По сути, после Николая Носова остался Крапивин, а остальное — «гаррипоттеровские» клоны: берется сюжет Роулинг и переносится на нашу почву.
 
Когда-то вы были на семинаре молодых писателей вместе с Алексеем Ивановым. Он тоже начинал как фантаст, а теперь известный автор исторических романов. Вам никогда не хотелось выйти за рамки фантастического жанра?
 
Что касается моего «выхода за фантастические границы», то я не вижу в этом необходимости. То, что мне хочется написать, я легко делаю с помощью средств, которые дает фантастика. Доказать, что смогу сделать то же самое без нее? Я на 99% уверен, что получится. Но кататься на двухколесном велосипеде все равно сложнее, чем пересаживаться на трехколесный и писать в реалистическом жанре. Единственное, что было бы интересно, — написать классический детектив. Без мистики, фантастики, бандитов на «мерседесах» и олигархов с Рублевки. То, что сейчас называют детективами, — это по большей части унылые криминальные романы с мрачными персонажами, не вызывающими ни сочувствия, ни интереса…
 
Вы стали самым молодым лауреатом премии «Аэлита», присуждаемой за вклад в развитие фантастики. Насколько важны для вас литературные премии и другие оценки писательского труда — отзывы критиков, например?
 
Сначала я получил награду под названием «Старт», которую присуждают вместе с «Аэлитой», — как фантаст начинающий, а всего через несколько лет «Аэлиту» мне дали за «общий вклад». Хотя обычно ее получают люди пожилые и заслуженные. Премии — вещь приятная, стимулирующая. Положительные критические отзывы тоже приятны, поскольку льстят самолюбию. Отрицательные — раздражают: ясно, что критик — полный дурак и ничего в литературе не понимает (смеется). Очень редко встречается негативный критический разбор, после которого автор хватается за голову: «Да ведь он прав!» Мне куда важнее мнение коллег: когда я знаю, что человек умеет писать сам, — это другое дело. У нас много знающих фантастов — Олег Дивов, Александр Громов, Марина и Сергей Дьяченко…
 
Помимо фантастики остаются время и силы на что-то еще?
 
Если говорить о хобби, то я собираю фигурки мышей, их уже штук 300 — 400. Семья — тоже хобби, которое требует много времени (смеется). Люблю пару раз в год выбраться в Европу, хотя вообще я человек домашний: нравится посмотреть кино, почитать, поиграть в компьютерные игрушки. Готовить люблю, хотя и не назову себя великим кулинаром.
 
СПРАВКА «ТРУДА»
 
Сергей Лукьяненко — писатель-фантаст, родился 11 апреля 1968 года в городе Джамбул, Казахстан. Начал публиковаться на рубеже 80 — 90-х годов. Известность принесли повести: «Рыцари сорока островов» (1990), трилогия: «Линия Грез» (1995) — «Императоры Иллюзий» (1995) — «Тени снов» (1998), которую критики окрестили философско-космической оперой. Роман «Лабиринт отражений» (1996) стал культовой книгой в русском интернете — только с одного сайта ее скачало более ста тысяч пользователей. Но самыми популярными стали романы «Ночной дозор» (1998) и «Дневной дозор» (1999), по которым сняты одноименные блокбастеры (2004 и 2006 год соответственно). Свой жанр писатель определяет, как «фантастику жесткого действия». Лукьяненко женат, воспитывает сына. Держит домашних животных — двух йоркширских терьеров. Курит трубку.
 
Рычкова Ольга
 
Источник: газета «Труд».


Библиография
Фотогалерея




Email подпискаEmail подписка на новости



Приложение Lukyanenko Books








© Сергей Лукьяненко
О сайте      Контакты
Notamedia
Сайт создан компанией Notamedia