english version карта сайта
Сергей Лукьяненко. Официальный сайт писателя
Новости      Произведения      Циклы произведений      Русские издания книг

Пресса

«Фантаст жесткого действия»

Сергей Лукьяненко — автор сверхпопулярных «дозоров» хочет написать книгу для собственного сына.
 

 
Сергей Лукьяненко — писатель не просто известный, а очень известный. Трудно найти человека, не слышавшего о романах «Ночной дозор» и «Дневной дозор», по которым сняты одноименные блокбастеры. Сейчас Сергей заканчивает роман «Чистовик». Совсем скоро выйдет и сборник его ранних рассказов «Пристань желтых кораблей» — автор долго не хотел переиздавать «старенькое», но уломали читатели.
 
В детстве фантастическим жанром увлечены практически все, а потом интерес пропадает. Получается, фантастика — чтение для определенного возраста?
 
Я бы сказал, что люди делятся на тех, кто фантастику любит, и тех, кто не знает, что такое фантастика. Для многих этот жанр сводится к приключениям, стрельбе, погоням на космических кораблях — чему-то очень яркому и очень пустому. Часто в сознании фиксируется: фантастика — это для детей, а я вырос и не буду ее читать. Действительно, дайте Жюля Верна взрослому человеку — он скажет, что это ужасно. Видимо, людям не попались фантастические книги, которые «взрослели» бы вместе с ними.
 
Вам в этом плане повезло?
 
Я довольно быстро подсел на братьев Стругацких. Книги у них самые разные, и, проглотив поначалу что-то легкое и почти детское — ту же «Страну багровых туч», я перешел к вещам более серьезным. И у других авторов попадались книги, которые с годами только повышали интерес к жанру. Классе в восьмом кто-то дал мне «Хранителей» — первый том «Властелина колец». Он вышел в «Детской литературе» в сокращенном виде и был замаскирован под сказку, с веселенькими рисунками на обложке… Я взял с пренебрежением: я взрослый человек, мне пятнадцать лет, а тут какая-то детская фигня. Но после пяти страниц погрузился, нырнул… Вот такие книги заставляют относиться к фантастике серьезно.
 
Но профессию после школы выбрали «земную» — врач-психиатр.
 
Дань семейной традиции: у меня отец — психиатр, в доме было много книг по этой специальности, и вообще вся семья врачебная. Если честно, я пошел по пути наименьшего сопротивления. У нас же возрождается традиция цеховых обществ, когда дети продолжают профессию родителей. Дети известных актеров вынуждены играть в кино, дети режиссеров — это кино снимать, детям политиков приходится идти в политику…
 
То есть уходом в писатели вы родителей огорчили?
 
Поначалу — да. Когда я стал писать, они рассматривали это как хобби: нравится — балуйся, но профессия должна быть нормальная. Чтобы и зарплата, и отпуск, и пенсия… А когда я заявил, что не буду работать по специальности и вообще работать не буду, а только книжки писать, они пришли в ужас. Хотя к тому моменту я уже достаточно публиковался и зарабатывал… К счастью, у меня есть старший брат-врач — утешение для родителей. Правда, сейчас он вздыхает: «Эх, надо было мне тоже книжки писать!»
 
А вам как врачу не кажется, что «Ночной дозор», «Дневной дозор» и тому подобные книги о потусторонних мирах вредят людям с нестабильной психикой? Наверняка есть читатели, всерьез верящие в магов, вампиров, ведьм и прочих ваших персонажей…
 
Я сталкивался с этим. Иногда приходят письма: «Моя сестра — „темная иная“, что делать?» Или: «Скажите, как попасть в «иные»? Но больные люди выстраивают искаженную картину мироздания сами, а не из чужих книг. Когда вышли «Страдания юного Вертера», это породило волну юношеских самоубийств. Все сильные книги так или иначе несут свою идеологию и формируют сознание — в революционном ли духе, в духе ли мизантропии…
 
Оба ваших «Дозора» экранизированы. Я видела «Дневной»: по сравнению с книгой фильм, скажем так, очень сильно проигрывает.
 
Мне, конечно, тоже книга нравится больше (смеется). Но у кино свои законы, и дословно перенести ее на экран оказалось невозможно. Никто не ставил цели выпендриться и специально поменять сюжет. Буквальное следование тексту привело бы к пятичасовой картине, поэтому пришлось импровизировать на ходу. Возможно, все-таки сделают телесериал гораздо ближе к тексту: после съемки двух «Дозоров» остался отснятый материал — часов на десять. Сейчас планируются экранизации романов «Геном» и «Черновик». Есть и голливудские планы — снять «Ночной дозор-3», хотя они медленно выполняются.
 
Не боитесь запомниться читателям только как автор «Дозоров»?
 
У каждого писателя какая-то вещь популярнее других, и это не всегда зависит от ее качества. Конан Дойл рвал на себе волосы, когда от него требовали продолжения «Шерлока Холмса». Убеждал, что у него есть гораздо лучшие произведения — «Белый отряд», «Подвиги бригадира Жерара». Но народ отвечал: нет, давайте Холмса! У меня есть риск оказаться в похожей ситуации, поэтому продолжаю писать другое. Сейчас на Западе стали издавать не только «Дозоры», но и «Спектр», «Танцы на снегу»…
 
Некоторые ваши книги — тот же «Дневной дозор» — написаны в соавторстве. Вы это делаете для разнообразия?
 
В первую очередь поэтому: писать с друзьями интересно. Как-то в Алма-Ате ко мне пришел Юлий Буркин и говорит: «Хочу написать книжку в подарок своим детям. Но я про детей писать не умею, давай вместе. У меня и сюжет готов — это роман ужасов». «Ну, — говорю, — и подарочек». В итоге получился роман юмористический, а сейчас Юлий пишет продолжение — уже вместе со своим сыном. Может быть, и я подключусь.
 
А для своего сына не пишете? Хорошей детской фантастики сейчас явно не хватает.
 
Артемию пока два с половиной года, но обязательно буду для него писать. Со сказками, с фантастикой для детей у нас очень плохо. По сути, после Николая Носова остался Крапивин, а остальное — «гаррипоттеровские» клоны: берется сюжет Роулинг и переносится на нашу почву.
 
Когда-то вы были на семинаре молодых писателей вместе с Алексеем Ивановым. Он тоже начинал как фантаст, а теперь известный автор исторических романов. Вам никогда не хотелось выйти за рамки фантастического жанра?
 
Что касается моего «выхода за фантастические границы», то я не вижу в этом необходимости. То, что мне хочется написать, я легко делаю с помощью средств, которые дает фантастика. Доказать, что смогу сделать то же самое без нее? Я на 99% уверен, что получится. Но кататься на двухколесном велосипеде все равно сложнее, чем пересаживаться на трехколесный и писать в реалистическом жанре. Единственное, что было бы интересно, — написать классический детектив. Без мистики, фантастики, бандитов на «мерседесах» и олигархов с Рублевки. То, что сейчас называют детективами, — это по большей части унылые криминальные романы с мрачными персонажами, не вызывающими ни сочувствия, ни интереса…
 
Вы стали самым молодым лауреатом премии «Аэлита», присуждаемой за вклад в развитие фантастики. Насколько важны для вас литературные премии и другие оценки писательского труда — отзывы критиков, например?
 
Сначала я получил награду под названием «Старт», которую присуждают вместе с «Аэлитой», — как фантаст начинающий, а всего через несколько лет «Аэлиту» мне дали за «общий вклад». Хотя обычно ее получают люди пожилые и заслуженные. Премии — вещь приятная, стимулирующая. Положительные критические отзывы тоже приятны, поскольку льстят самолюбию. Отрицательные — раздражают: ясно, что критик — полный дурак и ничего в литературе не понимает (смеется). Очень редко встречается негативный критический разбор, после которого автор хватается за голову: «Да ведь он прав!» Мне куда важнее мнение коллег: когда я знаю, что человек умеет писать сам, — это другое дело. У нас много знающих фантастов — Олег Дивов, Александр Громов, Марина и Сергей Дьяченко…
 
Помимо фантастики остаются время и силы на что-то еще?
 
Если говорить о хобби, то я собираю фигурки мышей, их уже штук 300 — 400. Семья — тоже хобби, которое требует много времени (смеется). Люблю пару раз в год выбраться в Европу, хотя вообще я человек домашний: нравится посмотреть кино, почитать, поиграть в компьютерные игрушки. Готовить люблю, хотя и не назову себя великим кулинаром.
 
СПРАВКА «ТРУДА»
 
Сергей Лукьяненко — писатель-фантаст, родился 11 апреля 1968 года в городе Джамбул, Казахстан. Начал публиковаться на рубеже 80 — 90-х годов. Известность принесли повести: «Рыцари сорока островов» (1990), трилогия: «Линия Грез» (1995) — «Императоры Иллюзий» (1995) — «Тени снов» (1998), которую критики окрестили философско-космической оперой. Роман «Лабиринт отражений» (1996) стал культовой книгой в русском интернете — только с одного сайта ее скачало более ста тысяч пользователей. Но самыми популярными стали романы «Ночной дозор» (1998) и «Дневной дозор» (1999), по которым сняты одноименные блокбастеры (2004 и 2006 год соответственно). Свой жанр писатель определяет, как «фантастику жесткого действия». Лукьяненко женат, воспитывает сына. Держит домашних животных — двух йоркширских терьеров. Курит трубку.
 
Рычкова Ольга
 
Источник: газета «Труд».


Библиография
Фотогалерея

Порог (2019. Научная фантастика)
Обложка


Холодные звезды (2019. Cборник)
Обложка


Сбор средств на съемки cериалаСбор средств на съемки cериала "Осенние визиты"








Email подпискаEmail подписка на новости



Приложение Lukyanenko Books








© Сергей Лукьяненко
О сайте      Контакты
Notamedia
Сайт создан компанией Notamedia