english version карта сайта
Сергей Лукьяненко. Официальный сайт писателя
Новости      Произведения      Циклы произведений      Русские издания книг

Пресса

«Хочу, чтобы в голливудском «Дозоре» сыграл Шварценеггер»

Лукьяненко - «воевода дозором обходит владенья свои».В «Последнем Дозоре» автора многочисленных бестселлеров Сергея Лукьяненко вампир покупает «Комсомольскую правду». «Да, — смеется писатель, — хорошая газета, — всем нравится, даже вампирам». А сегодня сам Сергей Васильевич пришел в гости в «Комсомолку», чтобы ответить на ваши вопросы.

О «Последнем Дозоре»
— Что побудило вас написать «Последний Дозор»?

— Ситуация была смешная. Я получил много негативных отзывов на книгу «Черновик». Почти весь текст книги был выложен в Сети. А в печатном виде оказалось маленькое продолжение. И народ слегка так поругивал, говорил, что я разленился, за полтора года одну книжку. И я решил попробовать: смогу ли я написать книгу очень быстро? «Последний Дозор» написан за сорок дней. Эта скорость реактивная. Я писал с утра до вечера. Но при этом мне самому было приятно убедиться, что я умею писать быстро. Как в молодости.

— Добрый день, это Максим из Москвы. В двух первых книгах — «Ночной Дозор» и «Дневной Дозор» — читателю надо было долго разбираться, кто есть кто, почему кого-то убили, что за этим стоит. А в «Сумеречном» и «Последнем» все понятно сразу. Вы так решили или книги получились такими?

— Когда я писал, не знал, кто кого убил, почему, что там произошло. Я в «Последнем Дозоре» только на середине понял, кто на самом деле заварил всю кашу и для чего.

— Еще вопрос, который, наверное, многих волнует. Это действительно последний «Дозор»?

— Не буду зарекаться. Продолжение может быть, но я хочу немножко от этих героев отдохнуть. И уже потом, когда напишу несколько других книг, возможно, снова вернусь к «Дозорам».

— Елена из Москвы. Скажите, есть ли в ваших «Дозорах» какие-то табу?

— Я стараюсь избегать мрачных, шокирующих сцен. Хотя в таких вещах про оборотней, магов, колдунов, вампиров они естественны. В принципе я это табу уже немножко нарушил: у меня есть достаточно тяжелые сцены в «Последнем Дозоре». Но я это сделал сознательно: мне не понравилось обилие молодых людей, которые с энтузиазмом играют в «Дозор» и называют себя вампирами. Немножко это дело надо развенчать. Нельзя вот так слишком уж приукрашивать силы зла.

— В Интернете я читала, что многие уверены в реальности существования иных, сумрака…

— Я стараюсь вежливо разуверить. Иногда я получаю письма с просьбами «зачислите нас в иных, помогите выйти на Дозор». Вот молодой человек пишет: «Я понял, что моя сестра — темная иная». Что мне с этим делать? Если это шутка, то шутка удалась. А если нет?

— Меня зовут Кирилл. Как и при каких обстоятельствах вам вообще пришла идея «Дозоров»?

— Мне хотелось написать фэнтези про магов, вампиров, колдунов, оборотней. Но при этом не было желания помещать их в средневековье. Я подумал: а почему бы их не поместить в наше время? Но сразу встал вопрос: если они вот так живут, то почему мы про них не знаем? Наверное, потому что они скрываются. Но не могут же скрываться все. Значит, наверное, кто-то их контролирует и наказывает нарушителей, которые себя выдают людям. То есть должна быть какая-то полиция. Эту полицию назвал «ночной дозор». Потом подумал, что должна быть и с другой стороны полиция — «дневной дозор». Из этой идеи появился весь сюжет.

— А откуда к вам пришла идея сумрака?

— Нужна была такая не знакомая для людей площадка битвы, где темные и светлые выясняют отношения. То есть почему мы не видим сражения? Потому что они происходят где-то. Ну и далее уже родилась идея сумрака.

О прототипах и ремейках
— Вам не жалко убивать своих персонажей?

— Иногда они даже не даются. Я всегда переживаю, даже если герой отрицательный. Мне было очень жалко убивать Алису. Но я понимал, что она погибнет.

— Есть ли прототип у Васи Пупкина из книги «Черновик»?

— Согласно самой распространенной версии, это был автор дореволюционного учебника по арифметике для начальной школы. И как-то его имя стало потом нарицательным. Кстати, к концу этого года я собираюсь закончить «Чистовик». А может быть, появится и еще одна — «Набело».

— Недругов своих никогда в книжках не прописывали?

Антон Городецкий (справа в исполнении Константина Хабенского) стал более нервным, чем в книге. А Светлана (актриса Мария Порошина) нареканий автора не вызвала. — Бывало. Если особенно достанет — руганью, хамством, — не удержишься, введешь его в действие в качестве какого-то третьестепенного персонажа, который будет либо арестован, посажен в тюрьму, или попадет носом в лужу. Это, может быть, нехорошо, но это стандартный писательский метод расправляться с недругами.

— Леонид из Москвы. У меня сложилось впечатление: произведение можно признать успешным, если на его основе делается легкий ремейк в порнографическом стиле каком-нибудь. По «Дозору» еще ничего такого не слышно?

— Я знаю, что выпустили, например, книжку под названием то ли «Ночной позор», то ли «Ночной базар». Книжка, пародирующая оформление «Ночного Дозора», на мой взгляд, несколько бестактно пародирующая. Сам я пока ее не читал. Судя по названию «Ночной позор», возможно, это и такая переделка с «клубничкой».

О фильмах
— Это Саша из Волгограда. Почему такое расхождение в сюжете фильма «Дневной Дозор» и книги?

— Фильм «Дневной Дозор» снят скорее по книге «Ночной Дозор». Название «Дневной» было введено для того, чтобы не путать зрителя. А расхождения… Вначале сценарий был близок к книжному. Но потом мы поняли, что получается не очень хорошо. Мы стали менять сюжет. Фактически была написана параллельная история.

— Кто из актрис, по-вашему, удачнее всего сыграл?

— Замечательно сыграли и Порошина, и Тюнина. Мне понравилось, как сыграла Жанна Фриске. Если по первому фильму были критические отзывы, то здесь все согласились, что Жанна сыграла достойно.

— Вы сразу согласились с кандидатурой Хабенского?

— Меня немножко смутил выбор нескольких актеров, скажу так. Но потом я с ним согласился. Антон Городецкий в исполнении Хабенского, может быть, в наименьшей мере тот Антон, которого я описывал в книге. Антон в фильме стал более дерганным, нервным, таким пьющим. Но это потому, что в фильме возник другой образ. Думаю, что и того Антона, из книги, он сыграл бы прекрасно.

— Андрей, Великие Луки. Кто сыграет Городецкого в голливудском «Дозоре»?

— Конечно же, Хабенский. Но будут и местные дозорные — нью-йоркские или вашингтонские — пока не знаю. Значит, будет главный и с их стороны. Называли разные имена — Брэд Питт, например. Но пока нет сценария, и ничего еще не утверждено.

— А сами вы кого хотели бы видеть партнером Хабенского?

— Мне очень нравится Джонни Дэпп. А еще старая детская любовь к Арнольду Шварценеггеру. Если губернатор Калифорнии отвлечется на минутку от дел и сыграет светлого мага или инквизитора, было бы отлично.

— Борис из Северо-Западного округа. Много ли знакомых обратились к вам с просьбами снять их в «Дозорах»?

— Я сразу предупреждал, что режиссер сам выбирает, кого снимать. Единственным исключением была сцена в школе магов. Это была наша общая с Тимуром идея — снять в ней московских писателей-фантастов, издателей, критиков. Я всех знакомых мне московских писателей приглашал.

— А нет ли идеи снять по мотивам «Дозоров» сериал?

— Такая идея есть, ведь огромная часть отснятого материала в фильмы не вошла.

Что еще экранизируют
— Когда мы сможем увидеть телеверсию вашего романа «Лабиринт отражений»?

— Сейчас как раз мы разговариваем на эту тему с режиссером фильма, с продюсерами, с Первым каналом. Он должен был быть запущен еще год назад. Возникли некоторые проблемы на уровне сценария, и режиссер Михаил Хлебородов временно занялся другими проектами. Я надеюсь, что весной начнется работа.

— Знаю, что экранизирована еще одна ваша фантастическая повесть — «Сегодня, мама». Что это за проект и когда мы его увидим?

— Это очень неожиданный проект. И до сих пор мало кто знает, что фильм уже снят и 16 марта выйдет на экраны. Это семейная лента, а у нас давно не снимали ничего в этом жанре. Фантастическая. С хорошим юмором. Я думаю, что у такого кино большая аудитория, это доказали фильмы про Гарри Поттера, «Хроники Нарнии». Фильм называется «Азирис нуна». Я скажу честно, мне не очень нравится это название. Но режиссер и продюсеры уверены, что загадочное название будет передавать атмосферу картины, действие которой происходит в древнем Египте.

— А кто режиссер?

— Олег Кампасов. Он известен по рекламе. А из актеров в этом фильме Спартак Мишулин сыграл свою последнюю роль. Злого фараона играет Филиппенко.

О гонорарах
— Меня зовут Анна. Если не секрет, сколько вы заработали на книгах про «Дозоры»?

— Секрет.

— Ладно, а на чем больше — на книгах или фильмах?

— На книгах, конечно. Кажется, что прибыль за фильмы огромная — 35 миллионов. Но эту сумму сразу нужно делить на два, потому что половину получают прокатчики. Потом вычитаются затраты на съемку, на рекламу и так далее. Прибыль, конечно, все равно получается. Но торговать окорочками все равно выгоднее.

— Николай Немирский из Санкт-Петербурга. Изменилась ли ваша жизнь после прихода популярности, денег?

— Я человек неприхотливый, как говорил Шерлок Холмс. Разумеется, уровень жизни изменился. Я могу себе позволить и свободнее путешествовать, и не задумываться над какими-то повседневными проблемами. Сейчас собираемся переезжать в новую шестикомнатную квартиру. Вот машину собрались наконец-то купить.

— А помогает слава в каких-то жизненных ситуациях?

— Скорее до анекдотичного доходит. Заходишь купить, например, лекарства от грибка для своей собаки, а на тебя смотрят с сочувствием, дают подписать книжку. И я начинаю неловко оправдываться, что это не я запаршивел, это у собаки нашли грибок.

— А дети у вас еще не «находились» по стране?

— На радиостанции как-то сидим с Димой Быковым. Звонок: «Скажите, а почему вы отправили своего сына учиться в Санкт-Петербургский физкультурный военный техникум?» Я говорю, что моему ребенку только два года. Голос удивленно: «Да, а он говорил, что он ваш сын…»

Жена Соня подарила Сергею сына Артемия и параллельно поддерживала фантаста во время творческого процесса. О семье
— Вопрос из разряда откровенно интимных. Ваша популярность среди женщин сильно повысилась после того, как пошел «Дозор»?

— Теоретически, я думаю, что да, но практически я человек семейный.

— Наталья из Москвы. В ваших книгах женские образы сильные, волевые. Вы их писали с жены?

— Наверное, да. У меня жена — маленькая, хрупкая женщина. Но с сильным характером. Она никогда не сдается, готова любую идею проводить до конца. Она детский психолог, кандидат наук. Сейчас она в отпуске по уходу за ребенком, а так вообще-то работает.

— То есть дома у вас она глава?

— Нет, глава, конечно, я. Скажем так, мы оба принимаем какие-то серьезные решения.

— Какой самый примечательный случай из вашей личной жизни?

— Их много. Ну, наверное, самый примечательный — это рождение сына. Потому что я был вместе с женой, мы вместе рожали. Это такой самый волнующий момент. Не только для женщины, но и для мужчины.

— А как сына назвали?

— Артемий. Причем в такой полной форме, не Артем, а Артемий. На самом деле мы до восьмого месяца ждали девочку, жене УЗИ делали несколько раз и говорили: «Девочка, девочка». Придумано было имя для девочки. А он почему-то все время возмущался, особенно когда жена начинала с ним беседовать, называя женским именем. Она удивленно так: «Вообще-то обычно так мальчики себя ведут». И уже за пару недель до родов, когда последний раз на УЗИ пошли, жена выходит и говорит: «Все твоими молитвами — ты хотел сына, и будет сын!»
Елена Лаптева, Анна Селиванова
Фото Леонида Валеева

Источник: официальный сайт «Комсомольской правды»


Библиография
Фотогалерея
Email подписка на новости RSS лента новостей

Операция «Вирус» — сборник 2018 года. Цикл: «Мир Стругацких»




Новинка! Дозоры



© Сергей Лукьяненко
О сайте      Контакты
Notamedia
Сайт создан компанией Notamedia