english version карта сайта
Сергей Лукьяненко. Официальный сайт писателя
Новости      Произведения      Циклы произведений      Русские издания книг

Пресса

Беседа на радиостанции «Эхо Москвы»

В прямом эфире «Эхо Москвы» Сергей Лукьяненко, писатель-фантаст, автор «Ночного Дозора» и «Дневного Дозора», актеры фильмов «Ночного Дозора» и «Дневного Дозора»: Мария Порошина, актриса, исполнительница роли Светланы, Дима Мартынов, актер, исполнитель роли Егора, Ольга Мартынова.

Эфир ведет Ксения Ларина

К. ЛАРИНА: 20.10 в Москве, добрый вечер, у микрофона Ксения Ларина, начинаем мы нашу традиционную передачу «Ищем выход», и сегодня как нельзя лучше подходит это название к теме программы. Поскольку то, чем занимаются герои фильма «Ночной дозор» и «Дневной дозор» — конечно же, ищут выход. Сегодня у нас в гостях Сергей Лукьяненко, писатель, автор «Ночного» и «Дневного» «Дозоров», и еще многих книг, последнюю книгу, по-моему, даже принес сюда — крайнюю, да? Добрый вечер.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Да, она называется «Последний дозор», добрый вечер.

К. ЛАРИНА: Но не верь глазам своим, поскольку, судя по всему, «Дозор» этот последним не будет. Здесь же в студии актер Дима Мартынов, исполнитель роли Егора в «Дозорах», здравствуйте, Дима.

Д. МАРТЫНОВ: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: И мы ждем еще, конечно же, актрису Марию Порошину, но вы знаете, что сегодня происходит в Москве — думаю, что автомобилисты в курсе, что продраться сквозь предновогодние пробки очень сложно, и один из героев у нас сегодня отвалился вот таким способом — это В. Меньшов, который честно проделал долгий путь, потом плюнул по середине пути и сказал: "Ребята, давайте я приду в январе". Думаю, что мы обязательно еще встретимся. Значит, уважаемые друзья, конечно же, передача открытая. Огромное количество вопросов пришло на наш интернет-сайт. И я обязательно воспользуюсь помощью аудитории, которые знают, что спрашивают, они книгу читали и ту и другую, конечно же, смотрели «Ночной дозор» и ждут «Дневного дозора», работает наш пейджер — 725-66-33 для ваших вопросов, милости просим. И напомню, что в 20.55 у нас будет традиционный опрос, «рикошет», где мы вам зададим вопросы. А вы будете отвечать. Думаю, что мы будем говорить про кино. А пока я прочту первую телеграмму: «Уважаемые господа. На новогоднюю ночь был анонсирован фильм „Дневной дозор“, в программе его нет — скажите, где и когда». Вот с этого и начнем. Он действительно анонсирован, и это будет главным событием новогодней ночи, в Москве — точно. Я думаю, Сергей расскажет, как это будет происходить — какие-то тайны уже можно раскрыть.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Тайны здесь особой нет, фильм действительно пойдет в новогоднюю ночь, в два часа ночи, но в кинотеатрах. Это, наверное, немножко необычный такой формат выпуска фильма для нашей страны, у нас все-таки Новый год скорее праздник домашний, семейный, за столом, но вот сейчас мы рискнули предложить немножко другой формат новогодних развлечений — встретить Новый год дома, а потом прогуляться по улице, дойти до ближайшего кинотеатра. Где будет идти фильм, и посмотреть замечательное, интересное, яркое, красивое кино.

К. ЛАРИНА: То есть, сам праздник — официальная премьера, состоится здесь, на Новом Арбате, в кинотеатр «Октябрь» в два часа ночи.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Насколько я знаю, и в других кинотеатрах будет.

К. ЛАРИНА: То есть, не обязательно пробираться — наверное, это и вряд ли возможно, огромное количество приглашенных людей, и это действительно ваш праздник, авторов фильма, прежде всего. Но очень важную информацию нам сейчас Сергей сказал — что вы сможете по афише посмотреть, где в ближайшем кинотеатре идет «Дневной дозор», и приходите.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Не во всех кинотеатрах, но я слышал, что в ряде кинотеатров будет показ.

К. ЛАРИНА: На самом деле это хорошая традиция. Почему «Гарри Поттер» может устраивать себе праздник в первую ночь продаж, в 12 часов ночи, а мы не можем. Давайте мы немножечко поговорим о самом фильме: что можно сказать, анонсируя его? Насколько я знаю, судя по интервью, которые прочитала, в частности, интервью С. Лукьяненко, он больше доволен именно этой работой — как автор, прежде всего. Может быть расшифруете, что вам не хватало в первой картине, и что вы увидели во второй?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Знаете, основная проблема первой картины была в том, что мы начинали снимать телесериал, 4 серии часовые, которые должны были идти по телевизору. А в процессе работы поняли, что мы хотим сделать кинофильм. Разумеется, 4-часовой кинофильм выдержит не очень многий зритель. И поэтому пришлось уже готовый материал, материал интересный и достаточно понятный для человека, который не читал книгу, а только пришел смотреть кино — пришлось его урезать, сокращать и вгонять в эти жесткие рамки киностандарта. И в результате произошла некая клиповость фильма. Которая не позволяла понять отдельные моменты происходящего зрителю, который не читал раньше книги. Это, наверное. основная беда, которая у нас случилась с первым фильмом. Но теперь мы снимали уже зная, что это кинофильм. Сценарий писали, исходя из этого расчета, и мне кажется, что фильм получился гораздо более сильный, четкий, цельный. Я не буду говорить о том, что там лучше спецэффекты — они лучше там на порядок — то есть, там замечательные, великолепные спецэффекты, там увлекательное очень действие. Но и сама интрига, сам сюжет, стал более цельным.

К. ЛАРИНА: Конечно, мы не обойдемся без вхождения в некоторые исторические глубины, мы должны некоторую предысторию рассказать. Потому что автор тот же, но и актеры те же в большинстве, герои, которые сквозные в ваших книгах, они вместе с актерами перекочевали и в «Дневной дозор», поэтому мне бы хотелось вспомнить, как все начиналось — принимали ли вы участие в кастинге, спрашивали ли у Вас Вашего мнения по поводу назначения того или иного актера н роль, или это мимо вас прошло?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Это не прошло мимо меня, за что я очень благодарен создателям фильма. Потому что мне действительно показали всех кандидатов на все роли. Спросили мое мнение. Нет ли у меня возражений, может быть, я как-то иначе вижу персонажей. У меня какие-то отдельные сомнения были, я даже не буду уточнять, но я сразу решил, что здесь режиссер — командир, он командует. На корабле не может быть двух капитанов. Я командую в своих книгах, в фильме решает Тимур. Если он видит, что этот актер должен здесь сыграть, то он прав. И мне кажется, что это было правильное с моей стороны решение, потому что все актеры попали в те образы, которые ставил перед ними режиссер.

К. ЛАРИНА: Как Дима появился на картине, расскажи нам?

Д. МАРТЫНОВ: Меня позвали на кастинг, маме позвонили — приезжайте на кастинг, попробуйтесь на фильм «Ночной дозор».

К. ЛАРИНА: А ты уже был в картотеке, поскольку был уже такой заявленный персонаж, в рекламе снимался, насколько я знаю?

Д. МАРТЫНОВ: Да. Но я снимаюсь с 6 лет.

К. ЛАРИНА: То есть тебя уже знали?

Д. МАРТЫНОВ: Наверное.

К. ЛАРИНА: По фотографиям, наверное? Как это происходит в кино?

Д. МАРТЫНОВ: Это, наверное, лучше спросить у мамы.

К. ЛАРИНА: Мама Оля, расскажите. Нам, действительно, интересно.

О. МАРТЫНОВА: Здравствуйте. Мне позвонили, пригласили на кастинг. Мы даже вообще не знали, что за фильм «Ночной дозор».

К. ЛАРИНА: А как про Диму вообще узнали?

О. МАРТЫНОВА: Ну, он состоит в картотеке.

К. ЛАРИНА: Вот. По фотографии.

О. МАРТЫНОВА: Да, по фотографии. Мы приехали, кастинг был очень большой, и приезжали несколько раз. Вначале там выбирали по образу, потом он прочитал страшилку из «Мумии», хорошо, видимо, прочитал, и он понравился режиссеру — так и происходило.

К. ЛАРИНА: А вы ему помогали работать над ролью?

О. МАРТЫНОВА: Конечно. То есть, мы прочитали сценарий. Даже написали изложение по этому сценарию, чтобы он лучше понял. Он сам долго писал, трудился над этим, я только проверяла ошибки, и смотрела, что и как. Даже нарисовал какие-то картинки. Потом мы приехали туда, к нам на «продакшн», показали второму режиссеру — то, что он написал. А почему об этом попросили — посмотреть, насколько парень трудолюбив, сможет ли он вообще справиться с этой ролью. Ради фильма даже научились плавать — мне пришлось его отдать в спортивную школу, и он буквально за три недели научился плавать. Он очень хотел сниматься, ему понравилась именно эта роль.

К. ЛАРИНА: Ну что же, спасибо большое, пусть Дима нам расскажет, про что получилась история — про что вообще история «Ночного дозора» и «Дневного дозора»?

Д. МАРТЫНОВ: О чем история? Ну, это фэнтази-фильм, про магов, про чародеев, о том, что была война между светлыми и темными силами.

К. ЛАРИНА: А кто побеждает?

Д. МАРТЫНОВ: Пока никто. Борьба идет.

К. ЛАРИНА: Вот тут главная загвоздка. Но насколько я понимаю, там не все однозначно, как у профессионального писателя, у С.Лукьяненко, там тоже очень трудно разделить мир на хороших и плохих, достаточно все относительно.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Ну да. Это, может быть, такой немножко восточный подход, что и во тьме свет, и в свете есть тьма, и не обязательно светлый совершает только светлые поступки. Не обязательно темный — только темные. Это скорее действительно такой восточный взгляд на жизнь, какая она есть. И мне кажется, что он действительно имеет право на существование.

К. ЛАРИНА: Давайте сейчас уже тогда вспомним Булгакова, которого мы вспоминаем еще тоже по поводу экранизации, его знаменитый эпиграф, что «Я часть той силы, которая вечно хочет зла, и вечно совершает благо» — вот та самая относительность.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: А восточный подход — он, в общем-то, не противоречит и христианской вере. Потому что христианство — это тоже вера, основанная на том, что любой злой человек может измениться, может стать добрее, может заслужить прощение. Это на самом деле древний мудрый подход, который где-то европейской цивилизацией немножко утрачен. Потому что европейская цивилизация — она всегда склонна к таким жестким рамкам — вот это свет, а это тьма, и между ними стенка. Хотя стенки обычно нет, есть зона сумрака.

К. ЛАРИНА: Я сейчас напомню слушателям, что вопросы я обязательно буду читать, очень много вопросов приходит. Наш пейджер 725-66-33, давайте я несколько вопросов задам с нашего интернет-сайта, поскольку они уже очень вписываются в тему нашего разговора. «Я так понял, что в фильме повествуется в завуалированной форме о деятельности и противоборстве масонских лож. А вы сами состоите в ложе, и в какой?»

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Ну какой масон на это ответит? Конечно, я слышал очень много интересных , смешных трактовок. Я, например, самую смешную вычитал в одной западной газете, где было написано: «Фильм „Ночной дозор“ — это про то, как московские электрики сражались с бандой вампиров». И еще была хорошая трактовка — это фильм о борьбе спецслужб против иностранных наймитов. В общем, трактовки бывают самые удивительные. Масонскую можно отнести туда же, в тот же ряд.

К. ЛАРИНА: Так что, милости просим, делайте с этими романами все, что хотите.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Конечно, понимайте, как угодно.

К. ЛАРИНА: Мы приветствуем вновь прибывшего гостя, это Мария Порошина, актриса. Давайте тогда и с вами успеем поговорить до перерыва — что изменилось в вашей жизни после появления «Ночного дозора»?

М. ПОРОШИНА: Знаете, если говорить о вещах каких-то — узнаваемость, или картин стали больше предлагать — я не скажу, чтобы особенно что-то изменилось. Ну, конечно узнают — кто-то по «Дозору», кто-то по другому сериалу. Но я хочу сказать, что для меня сам этот опыт съемок в «Дозоре» был судьбоносный. Потому что встреча с такими замечательными артистами и в таком произведении замечательном, и с режиссером — как ни хвали, но все равно талантливый. И это большой опыт, и то, что он получился, и то, что он такой первый фильм, который у нас появился. Наверное, это не спроста, потому что люди собрались достаточно сильные, трудолюбивые и желающие сделать хорошую продукцию. В этом смысле приятно, что есть такой опыт. А уже в смысле популярности, раскрученности — это второй вопрос, для меня он не так важен.

К. ЛАРИНА: То есть, актерский опыт для вас значимый именно в этой работе?

М. ПОРОШИНА: Безусловно.

К. ЛАРИНА: Поскольку, если говорить о нашем кино сегодняшнем, или последних 10 лет, это в основном истории либо современные, реалистичные, либо совсем такая классика, 19 век, давняя история России. Но чтобы была такая откровенная фантасмагория — достаточно редко. Я не знаю, мне кажется, это чуть ли не первое кино в таком жанре у нас снять, да?

М. ПОРОШИНА: Практически да.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: За долгий период, наверное, да.

К. ЛАРИНА: Сказки для взрослых.

М. ПОРОШИНА: Да, сказок не снимают и для детей практически. А если снимают, то конечно желательно, чтобы был лучший уровень технологический — вот эти спецэффекты и разные…

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Когда ребенок посмотрел «Гарри Поттера», его уже без спецэффектов в кино не затянешь просто.

М. ПОРОШИНА: Ну конечно. Но что мне понравилось — в этом фильме не было стремления сделать похожим на какой-то американский или европейский. Есть свой наш, российский, русский юмор хороший, и какие-то бытовые сцены. Выписаны диалоги- замечательное проскакивает какое-то вот наше, родное, из того, старого кино — «Весна-Весна», «Королева бензоколонок» — что-то такое доброе, мимолетное, несмотря на ужасы. Там есть юмор, хороший юмор.

К. ЛАРИНА: Скажите, а вот спецэффекты и пиротехника — она не мешает актеру работать в кино? Не побеждает систему Станиславского, которой мы так гордимся?

М. ПОРОШИНА: Зачастую все эти спецэффекты делаются уже без нас. Мы пытаемся играть драматические какие-то куски, и остальное уже подкладывают, прибавляют. Мы какие-то функции выполняем технические — посмотри сюда, здесь упадет гвоздь… а, собственно говоря, мы тянем свое, а спецэффекты — свое.

К. ЛАРИНА: Не мешаете друг другу?

М. ПОРОШИНА: Надеюсь, что нет.

К. ЛАРИНА: Вот я у Сергея спрошу как у зрителя.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Мне кажется, нет. Тем более, наше кино все-таки не перешло на совсем такие уже компьютеризованные рельсы, когда все снимается на синем фоне. Там стоят два актера, что-то делают, машут руками, а потом им дорисовывают красивый задний фон, дорисовывают роботов, которые между ними бегают, и лазерные мечи. Так, как снимаются «Звездные войны» у нас не снимают. И, может быть, и слава богу. Потому что я слышал реплики американских актеров, которые играли в тех же «Звездных войнах» — что они порой не понимали, что они делают, зачем они здесь находятся, и почему их еще не заменили на электронные муляжи.

М. ПОРОШИНА: Это сложно, да.

К. ЛАРИНА: Еще один вопрос к тому, что говорила Мария — наш юмор, наша российская история. Вообще насколько это наша мифология, если мы в эту сторону разговор повернем?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Я думаю, что это мифология, которая есть в любой стране. Потому что сказка, волшебство, вера в чудеса, магию — она присутствует в любой культуре. Может быть, образы вампиров не очень традиционны для русского фольклора, но, в принципе, они тоже есть. И опять же, это уже такая мощная часть мирового фольклора, которая вошла и в нашу мифологию. Ну, а борьба света и тьмы — это тема, которая возникла, наверное, с момента, когда первый человек разжег костер и отгородился этим костром от страшного мира за пределами пещеры.

К. ЛАРИНА: Чем обусловлено, что это все-таки городская история?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Знаете, фэнтази — оно требует немножко маленького усилия над собой — заставить себя поверить в то, что происходит. Когда мы смотрим «Властелин колец», например, как такой очень яркий пример, то вначале нам требуется поверить — вот это мир, здесь живут хоббиты. Здесь — эльфы . Если мы все это принимаем, то дальше будем совершенно спокойно воспринимать ту человеческую историю которая рассказывается — о добре, зле, дружбе, предательстве. Но для многих людей это просто трудно, поскольку у нас не очень сильный культурный пласт восприятия фэнтази, фантастики. И здесь городское фэнтази проще — оно позволяет человеку войти в этих знакомых декорациях, к которым мы привычны — обычная улица, город, и уже тут встретить магию и волшебство, и в них поверить. Потому что в нас всегда живет такое ощущение, что там, за углом, может происходить какое-то чудо. Просто, может быть, мы до него не дошли пару шагов.

К. ЛАРИНА: Опять аналогия вспоминается на эту тему — один из моих любимых романов советского времени «Альтист Данилов» — казалось бы, абсолютно история из нашей сегодняшней жизни, где таким совершенно необыкновенным образом соседствуют реальность и абсолютная фантастика.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Удивительный роман, который просто удивительным образом вышел в советское время, когда это нигде не принималось.

М. ПОРОШИНА: Передавали книгу друг другу.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Я его многократно вспоминал, когда писал. Тем более, действие часто происходит примерно в том же районе, в Останкино. Я только что со встречи с читателями, и меня спросил один читатель — почему вы нигде не сделали упоминание про «Альтиста Данилова»? Это было бы красиво. Я тоже подумал — да, надо было бы написать, что какой-то маг летает и купается в молниях над Останкино. Это была бы маленькая красивая деталь. Но вот не сделал.

К. ЛАРИНА: Кстати, если вы не знаете, у нас есть один очень известный персонаж, который не то, что влюблен в «Альтиста Данилова», он просто себе присвоил этот образ, и вполне органично — это Юрий Башмет. Он обожает эту историю, и даже часто рассказывает такую легенду, что он тоже, как реальный человек, приложил руку к этому образу. Ведь это же был альтист Данилов.

М. ПОРОШИНА: Знаете, прототип альтиста Данилова, настоящий музыкант, живет в соседней квартире с моей мамой.

К. ЛАРИНА: Да что вы…

М. ПОРОШИНА: Это дом Большого Театра, его фамилия, по-моему, Гротт — действительно очень похож, списан с него образ. Сейчас он в театре уже не работает, но говорят, что это с него писалось.

К. ЛАРИНА: Тогда мы сейчас помучаем автора, пусть он раскроет нам свои секреты — есть ли тут прототип у персонажей, которые действуют в «Дозорах». Ну что же, мы сейчас сделаем паузу на новости, потом продолжим нашу программу. Опять обращусь к вопросам наших слушателей, тем более, напомню, что к нам присоединилась актриса Мария Порошина, наверняка, у вас тоже к ней будут вопросы.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Напомню, что сегодня мы говорим о «Дозорах» «Ночной» вспоминаем, а «Дневной» анонсируем, поскольку премьера «Дневного дозора» в первый день 2006 г., в первую ночь даже, точнее, в 2 часа ночи 1 января, милости просим, если увидите, где идет рядом «Дневной дозор» — бегите, и смотрите. А сама премьера, торжественный праздник, посвященный премьере — в кинотеатре «Октябрь», здесь, на Новом Арбате. В нашей студии С. Лукьяненко и актеры — Мария Порошина и Дима Мартынов. На Машу сморю — у нее лицо такое - сочетание светлых волос и темных глаз, она когда вошла, я почему-то сразу вспомнила Панночку из «Вия». Не предлагали, никогда вы не играли в спектаклях по Гоголю?

М. ПОРОШИНА: Знаете, к сожалению, нет. Это были только учебные отрывки, а так — нет. Хотя у меня действительно темные волосы и темные глаза, может быть, это было бы интересно.

К. ЛАРИНА: Вот я и говорю — режиссеры. Задумайтесь, потому что человек просто оттуда — я так себе и представляю, как она летает по церкви. Скажите, Маша, вы вообще человек суеверный? Верите в темные силы?

М. ПОРОШИНА: Знаете, так, относительно. Я не сказала бы, чтобы очень, но есть какие-то… нет, в темные силы, в добрые не верю — я верю в злые мысли и добрые — скорее так. А мысли могут становиться материальными. Любая мысль создает поступок — плохая или хорошая. Вот в это верю абсолютно точно. И всегда перед человеком есть выбор — либо положительный, либо отрицательный. То есть, он будет для самого тебя.

К. ЛАРИНА: Я к чему это веду — вот у Димы я даже не спрашиваю, поскольку он мальчик. Наверняка фантастика- это его нормальное состояние. Он обожает, наверное, книги фантастические — я была свидетелем, когда сейчас он какую-то книжку сунул С. Лукьяненко, и сказал — посмотрите, что я сейчас читаю — это другая книжка, но тоже фантастика. А Маша, наверняка, у вас не было таких увлечений.

М. ПОРОШИНА: Почему, я тоже читала фантастику в детстве с большим удовольствием. Белова, Бредбери. Мне очень нравится, и мне очень жалко, что не так много у нас снимают этих фильмов. Потому что это интересно, это фантазия работает, ты как-то отстраняешься, сопоставляешь себя с теми персонажами, с которыми вроде бы нельзя сопоставить — идет работа мозга, это правильно. Сегодняшний день показывать — ну, уже достаточно его показали, и как-то надо разбавлять. То, что мы лишены сейчас сказок хороших, мультфильмов хороших, хороших комедий — это пока минус. Но я надеюсь, что со временем как-то это все сейчас должно наладиться. Потому что очень большая конкуренция. И все равно лучшие фильмы наверху, они видны, и я думаю. что многие стремятся уже быть похожими, стремятся делать хорошего качества…

К. ЛАРИНА: Сергей , а девушек много среди фанатов «Дозоров»?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Много. Очень много.

К. ЛАРИНА: Это же такие мальчиковые увлечения на самом деле?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Нет. Знаете, очень много девушек. Часто они на почве любви к «Дозорам» знакомятся с юношами. Мне периодически рассказывают — вот у нас тут поженились ведьма и вампир. У нас тут поженились светлая волшебница и темный маг — очень смешно бывает. Ну, такие игры у них своего рода есть.

К. ЛАРИНА: Про прототипов я хотела вас спросить. Есть ли реальные люди?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Конечно. Всегда, когда пишешь большую вещь, какие-то характеры, образы — отталкиваешься от каких-то людей, где-то больше, где-то меньше. Главный герой — это берешь себя, переделываешь абсолютно, и ставишь себя..

К. ЛАРИНА: Альтер-эго такое.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Да. Взял 10% от себя и дальше их раздул до ста. И получился новый какой-то образ. Прототип был, например, у Тигренка, у такого смешного персонажа по прозвищу Лас, его и зовут даже на самом деле Лас. Очень много прототипов. Где-то они мелькают эпизодически. Упоминается, что сидел там такой темный маг — на самом деле он срисован с какого-то человека. Человеку приятно. Несколько черт характера попали, они делают более зримый образ. А бывает так, что наоборот, потом приходит человек, говорит — в этом герое я узнал себя, наверное, вы писали про меня. Я говорю — нет, честное слово — знаете, все равно все совпало.

К. ЛАРИНА: А Светлана?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Это такой придуманный, синтезированный образ, образ светлого, хорошего человека, светлой девушки. Он скорее без каких-то привязок к реальности.

К. ЛАРИНА: А Егор?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: В принципе, это тоже образ синтезированный, там достаточно общий образ такого подростка.

К. ЛАРИНА: Но благодаря Диме он получился конкретным образом, а не общим. Потому что уже есть своя биография у этого героя.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Все актеры — они действительно оказали такое влияние, и Дима оказал. Например, когда А. Чадов сыграл Костю, это меня подвигло на то, чтобы в «Сумеречном дозоре», в третьей части развить его линию, его персонажа. Потому что мне очень понравилось, как он играет в «Ночном дозоре», и персонаж сразу как-то ожил — до этого он был у меня второстепенным, а тут сразу стал наливаться жизнью. Стал боле полнокровным. Применительно к вампиру это звучит немножко двусмысленно, но…

К. ЛАРИНА: А Владимир Меньшов на вас каким-то образом повлиял? Совершенно неожиданное появление такого актера, абсолютно реалистичного.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Я совершенно был с этим образом согласен. Дело в том, что я Гесера видел именно так, то есть, когда меня спрашивали, что для меня Гесер, я всегда говорил — представьте себе партийного начальника среднего уровня или зам.министра. Вот это примерно… то есть то, что он очень долго работал во времена СССР, и помимо «Ночного дозора», видимо, занимал пост какой-то внешний для прикрытия — это на него должно наложить отпечаток. И он пока еще в образе такого слегка советского чиновника. И поэтому вот это попадание мне очень понравилось, я тут сразу обеими руками был «за».

К. ЛАРИНА: Давайте сразу тогда еще назовем артистов, которые заняты и в этом фильме тоже — это Жанна Фриске, конечно же, портретами которой обклеена вся Москва, с этим языком высунутым изо рта. Не поймешь, чего там больше — вампиризма, или эротики. Кстати, мы не называли главных героев, это: К. Хабенский, В. Золотухин, Г. Тюнина, В. Вержбицкий, тоже совершенно неожиданный, мне кажется.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Это очень интересно. На самом деле он очень сильно противоречит книжному образу, потому что книжный Завулон — он такой очень тихий, неприметный, спокойный. В нем наоборот ничего сверху, снаружи демонического нет, пока он не начинает действовать. Вот этот вот более такой темный, более даже опереточный, может быть, Завулон — он мне понравился. Понравился как зрителю.

К. ЛАРИНА: Я вспомнила фильм, который был у нас при советской власти — про черных и белых магов, это «Чародеи».

М. ПОРОШИНА: Замечательный фильм.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Ну, «Чародеи» — это «Понедельник начинается в субботу», эта книга, от которой неизбежно — когда я писал, я чувствовал, что здесь возникает перекличка. Книга одна из моих любимых, на самом деле был в свое время проект, когда разные авторы писали продолжение книг братьев Стругацких, с разрешения Б. Стругацкого, и я для себя выбрал тогда и написал продолжение «Понедельника». По-моему, оно понравилось и читателю, и Б.Стругацкому. И когда я писал «Ночной дозор», конечно, я отталкивался немножко от этого образа, от «Понедельника», тем более, что там главный герой — программист. И у меня изначально Городецкий там вовсе не боевой маг. Он пришел в «Дозор», работает программистом. А потом уже его гонят на задание, говорят — хватит сидеть за компьютером, лови нечисть. То есть перекличка такая там есть.

К. ЛАРИНА: Видите, сколько мы сегодня назвали имен, которые так ил и иначе оказали на вас влияние. Это и В.Орлов с «Альтистом», это и М.Булгаков и Стругацкие — золотой фонд.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Разумеется. Мы живем не в безвоздушном пространстве.
К. ЛАРИНА: Давайте пойдем по вопросам — Сергей спрашивает: «То, что написано в книгах — это правда?»

М. ПОРОШИНА: Правда.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Мне Гесер запретил говорить, что это правда.

К. ЛАРИНА: Юрий пишет из Москвы: «Ваше собственное видение совпадает с тем, что получилось у Тимура Бекмамбетова?»

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Отчасти совпадает, отчасти есть различия. Например, главный герой, герой Хабенского, в моем представлении и книгах — он более наверное действенный и менее рефлексирующий. Он действительно человек иной, который вовсе не рвется в какие-то маги, в какие-то боевые действия, и переживает из-за того, что ему приходится делать. Но в фильме вот эта рефлексирующая составляющая усилена, конечно. Но это потребовалось режиссеру для сюжета, который появился в картине, от этих изменений по сравнению с книгой, и я принимаю эти изменения.

К. ЛАРИНА: Но это не самое страшное. Бывает страшнее, когда автор смотрит кино, и кричит — я не об этом писал. Такого не произошло, надеюсь?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Такого не произошло, разумеется. То есть, все эти мои несогласия — это несогласия, скорее, в частностях, они не портят мне впечатление от фильма.

К. ЛАРИНА: Естественно, спрашивают про остальные книги — «Есть ли планы на съемки „Сумеречного дозора“, может быть, уже снимают, когда планируется выпуск ДВД, или придется покупать у пиратов, а лицензионные будут месяца через два» — спрашивает Никита, студент из Москвы.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Совершенно не знаю про сроки выхода ДВД, но в принципе, «Ночной дозор» был выпущен вполне оперативно и по вполне доступной цене, что разрушило весь рынок пиратам. Я думаю, что наверное, достаточно быстро будет. Но я бы все равно предложил в начале сходить в кино. Потому что это совершенно несопоставимое зрелище — когда смотришь такое насыщенное яркими сценами, спецэффектами фильм на большом экране, и дома. Насчет экранизации следующих книг — есть, конечно, планы на совместный фильм с Голливудом.

К. ЛАРИНА: Это все остается пока в реальных планах?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Остается. Там подписаны были базовые соглашения об этом. Но пока конкретно там еще работа никак не началась.

К. ЛАРИНА: Давайте мы немножко поговорим о кино в принципе, о российском и американском, поскольку мы вечно с ними соревнуемся — догнать и обогнать Америку. Не будем лукавить, что «Ночной дозор» был такой своеобразный наш ответ Голливуду, типа что мы тоже можем. Давайте я спрошу у Димы — Дима, ты в кино ходишь наверняка часто как кинозритель. Какой фильм тебе больше всего нравится в кино? Наше или американское?

Д. МАРТЫНОВ: Нет, у американцев тоже есть хорошие фильмы.

К. ЛАРИНА: Например, какие фильмы американские на тебя произвели сильное впечатление?

Д. МАРТЫНОВ: Я иногда уже упоминал, мне понравился фильм перед «Ночным дозором» «Из 13 в 30», и «Человек-Паук» мне тоже нравился — классные там спецэффекты тоже были.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Ну, это образчик хорошего кинокомикса, на удивление.

К. ЛАРИНА: Как ты думаешь, можем мы в России создавать такое кино, которое могло бы конкурировать с американскими фильмами, или еще надо поучиться?

Д. МАРТЫНОВ: Думаю, что теперь, наверное, да все-таки.

К. ЛАРИНА: То есть, все уже достигли этого уровня?

Д. МАРТЫНОВ: Не то, чтобы все.

К. ЛАРИНА: Чего не хватает, на твой взгляд?

Д. МАРТЫНОВ: Не хватает…

К. ЛАРИНА: Денег, наверное.

М. ПОРОШИНА: Финансов.

Д. МАРТЫНОВ: Наверное, да.

К. ЛАРИНА: Маша, а у вас какие ощущения от фильмов в кино?

М. ПАРОШИНА: Знаете, я американские фильмы смотрю так, чтобы знать, что выходит, кто играет. А люблю я, наверное, больше западное кино.

К. ЛАРИНА: Европейское.

М. ПОРОШИНА: Европейское. И актеры, мне кажется… школа, может быть, другая.

К. ЛАРИНА: Но они все равно ближе к нам тоже.

М. ПОРОШИНА: Наверное. А то, что мы стремимся что-то... Я не думаю. что даже в «Ночном дозоре» мы хотели, чтобы это был ответ американцем. Я думаю, нет. Это просто действительно были финансы, был хороший сценарий, хороший режиссер, и была команда. И то, что это все случилось — наверное так же неожиданно, что именно так оно вышло, правда?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Это для всех было большой неожиданностью.

М. ПОРОШИНА: Для всех было неожиданностью, и слава богу, и это приятно, что будет такого уровня фильм, хорошего.

К. ЛАРИНА: Вот мы, допустим, мюзиклы ставим — мы все время пытаемся доказать, что мы тоже умеем, и у нас тоже это получится. Наверное, это естественное желание — схватить то, что еще никогда не делали. Ведь и «Ночной дозор» — он появился не только благодаря тому, что есть такой роман и есть такой замечательный писатель С. Лукьяненко — это же выбор наших продюсеров, чтобы в этом жанре снять, попробовать сделать так, чтобы это было на уровне общемировом. Вот как вы считаете, Сергей, способны мы конкурировать здесь, на этом поле?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Я думаю, что уже почти способны. Потому что основное наше отставание от того же Голливуда — именно в масштабности съемок, технической базе, спецэффектах. Причем, здесь основная причина — это не то, что у нас нет людей, которые не умеют это делать, а то, что на это требуются очень большие деньги, которые у нас до недавнего времени невозможно было затратить на съемки фильма. Но, во-первых, прогресс не стоит на месте, это становится все проще и проще, дешевле и дешевле. То есть, нарисовать пейзажи других планет, звездолеты, совершенно невиданных существ возможно уже и сейчас, и это будет выглядеть в кино очень убедительно, ничуть не хуже, чем в американском фильме. Причем, будет стоить дешевле. То есть, вот эта составляющая почти уже достигнута, думаю, что через пару лет в России можно будет смело снимать любой фантастический фильм.

К. ЛАРИНА: Но вы были первыми.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Да. Ну, а вторая составляющая — она, может быть, и поважнее. Профессионализм, то, что называется командой. Командой, которая работает над фильмом. Потому что заслуга Тимура, наверное, еще в том, что он действительно подошел к делу по жестким стандартам Голливуда, с жестким контролем, с жестким профессионализмом, с тем, что каждый доказывал на своем месте, делает то, что нужно делать. Потому что это у нас немножко было не так…

К. ЛАРИНА: Это наша российская черта.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Может быть это наша российская черта — у нас всегда немножко такая безалаберность была. А в массовом производстве кино должна быть еще жесткая, жестокая организация. Голливуд этим силен. Они могут снять совершенно бездарный фильм, с плохим сценарием, и даже актеры могут играть плоховато.

М. ПОРОШИНА: Но организация будет…

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Но при этом там будет великолепный звук, там будет идеальная цветовая гамма каждого кадра, потому что какие обои на стене висят — это вначале три специалиста проверят и проконсультируют — какой цвет сейчас лучше подойдет в качестве фона. А у нас такого серьезного подхода пока нет. Но надеюсь, он наступит.

К. ЛАРИНА: То есть, в принципе, мы уже способны к этому времени всерьез, на этом поле, конкурировать с американским кинематографом, если мы называем опять этот термин. И у вас в рекламе фильма звучит «первый российский блокбастер». Тут никуда не деться. Ваши продюсеры и ваши менеджеры они сами заявили именно так. И у меня поэтому еще один вопрос — «Ночной дозор» посмотрели в мире — в Европе или Америке? Или вы еще не показывали его?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: В Европе показывали, в Америке еще нет показа. В Европе он шел.

К. ЛАРИНА: И как?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Отзывы разные. Есть люди, которым понравилось очень сильно, есть, конечно те, кто чего-то не понял, чему-то удивился. Скорее, я бы сказал реакция такая сдержанно-положительная. Нельзя, конечно, сказать, что там успех превзошел успех «Звездных войн» — конечно это будет неправильно. Но интерес был, любопытство было, зрители… то есть, посмотрели фильм достаточно много европейцев, и это большой успех.

К. ЛАРИНА: Что же, сейчас у нас реклама, и мы зададим вопрос нашим слушателям, потом продолжим нашу встречу.

РЕКЛАМА

К. ЛАРИНА: Сейчас узнаем у наших слушателей, верят ли они в будущее российского кинематографа. На ваш взгляд, может ли современное российское кино конкурировать с американским? Если вы говорите «да» — 995-91-21, если вы считаете «нет», и на м до этого далеко — 995-81-22. Напомню, что наш опрос бесплатный для всех. Я, кстати, сама вопрос придумала. Но третьего варианта не предусмотрела. Я бы, например, ответила, что «а нам оно надо, конкурировать с американцами?»

М. ПОРОШИНА: Правильно.

С. ЛУКЬЯНЕНКО: А почему бы и нет? Почему бы и не надо? На самом деле это экспорт кино, экспорт высоких технологий, по сути, плюс это экспорт идеологии — это очень важно.

К. ЛАРИНА: Кстати, экспорта идеологии нам точно не хватает, поскольку с идеологией еще не все в порядке. Но вот вам спасибо — вы помогли. Тут ничего сложного на самом деле нет. Потому что когда мы говорим про американские ценности, которые якобы нам чужды — меня всегда этот разговор смешит, поскольку ценности там такие же, как и во всем мире — добро и зло, как и в ваших «Дозорах», думаю, что американцы мало чем отличаются в этом смысле от любых других граждан любой стране в мире. И вряд ли что тут одно другому противоречит. Согласны, Сергей?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Единственное, может быть то, что они понимают добром, мы не всегда добром понимаем.

К. ЛАРИНА: Например?

С. ЛУКЬЯНЕНКО: У меня есть ощущение, что Америка, конечно, взяла на себя роль старшего смотрителя по всему миру.

К. ЛАРИНА: Но это политика. А если мы говорим о простых людях…

С. ЛУКЬЯНЕНКО: Если мы будем говорить о простых людях, то ценности, конечно, везде одинаковы — дом, семья, жизнь человеческая обычная.

К. ЛАРИНА: Да, «помоги товарищу», не бросай в беде, корми семью, не предавай друзей, защищай семью — все эти истории общие. Поэтому мы тут мало друг от друга чем отличаемся. Я еще раз повторю вопрос нашим слушателям — на ваш взгляд, может ли современное российское кино конкурировать с американским? Если вы говорите «да» — 995-91-21, если вы считаете «нет», и нам до этого далеко — 995-81-22. И поскольку Машу Порошину нам нужно будет отпустить в третьей части наше

Библиография
Фотогалерея
Email подписка на новости RSS лента новостей

Операция «Вирус» — сборник 2018 года. Цикл: «Мир Стругацких»




Новинка! Дозоры



© Сергей Лукьяненко
О сайте      Контакты
Notamedia
Сайт создан компанией Notamedia