english version карта сайта
Сергей Лукьяненко. Официальный сайт писателя
Новости      Произведения      Циклы произведений      Русские издания книг

Пресса

«Сергей Лукьяненко: простой и толстый»

Фраза «находится в зените славы» как нельзя точно подходит к писателю-фантасту Сергею Лукьяненко. Бывший врач-психиатр и автор десятка романов после выхода на экраны фильма «Ночной дозор», снятого по одноименной книге, в одночасье стал знаменитым. Те, кто еще не знал этого писателя, начали усердно штудировать его творчество, а те, кто уже несколько лет зачитывается «Лабиринтом отражений», «Осенними визитами» и «Холодными берегами», поняли, что не ошиблись в выборе кумира. Во второй половине 2005 года писатель еще раз порадовал своих фэнов, развив необычайно бурную деятельность. В ноябре читатели раскупили роман «Черновик», 20 декабря на полках книжных магазинов уже стояло продолжение цикла об Антоне Городецком — книга «Последний дозор», а все остановки заклеены плакатами с рекламой «первого фильма года» «Дневной дозор».

Наблюдать за человеком, который находится в зените своей славы любопытно. А если он к тому же является кумиром, то к любопытству примешиваются восхищение и желание прикоснуться к великому, будь то рецепт успеха, либо тело кумира. В этом же списке прочие нехитрые фэнские действия: взять автограф, сделать фотоснимок. Поэтому, когда в небольшом книжном магазинчике на севере Москвы мне на глаза попалось объявление о предстоящей встрече Сергея Лукьяненко с читателями, я пообещала себе, что непременно приду. Хотя бы ради автографа.

Российского писателя-фантаста номер один посадили между детскими книжками-меховушками и кассой. От кассы его отделял стеллаж, заставленный «Последним дозором». Читателей и почитателей было не больше полсотни. Зато у писательского столика плотность фэнского окружения достигала немыслимых величин. Самого Лукьяненко из-за спин не было видно. В качестве компенсации опоздавшим предлагался зеркальный полоток, в кривых панелях которого отражалась желтая полосатая кофта писателя. Лукьяненко походил на большого толстого и усатого кота. Он отвечал на вопросы, не отрываясь от подписания книжек. И то и другое делал неторопливо и великодушно, что добавляло ему еще больше самолюбования. Вариантов автографа было два: «на добрую память» и «удачи и успехов».

Народ нерешительно интересовался творческими успехами писателя. Один мужчина долго водил по редкой шевелюре огромной красной расческой, а затем, засунув ее в карман пиджака, спросил:

— Серей Васильевич, а за сколько времени вы написали «Последний дозор»?

Вопрос чрезвычайно обрадовал Лукьяненко. Чтобы на него ответить, он даже отложил ручку.

— За 40 дней!

В этом заявлении было что-то, связанное со смертью и кладбищем.

— Я решил проверить, смогу ли работать так, как в 20 лет, — с гордостью продолжал Лукьяненко. — Взял отпуск, отказался от всех развлечений, встреч, и сидел над романом с утра до вечера. И за 40 дней написал.

Чувствовалось, что автор романа очень нервничал, гадая, удалась ему новая книга или нет. Впрочем, читатели тут же сменили тему.

— А как вы относитесь к фильму «Ночной дозор»? Принимали ли участие в подборе актеров?

— Хороший фильм, я доволен, как Тимур Бекмамбетов его сделал. К подбору актеров я не имею никакого отношения. Но все — на своих местах, замечаний нет. Кстати, для «Ночного дозора» актеров подбирали с большей тщательностью, нежели, например, для «Мастера и Маргариты». Вот если бы «Мастера и Маргариту» снимали 20 лет назад, тогда было бы все нормально. А в нынешнем фильме все актеры более старые, нежели я их представлял. Ну а кот Бегемот сделан особо нелепо. Человек в костюме кота... Кстати, в Голливуде бы волосы дыбом встали, если бы там узнали, как у нас фильмы снимают. Помните сцену, когда в «Ночном дозоре» мальчик Егор вылезает на балкон, а потом перебирается на лестницу? Думаете это комбинированная съемка? Нет! Парень просто вылез на балкон и перебрался на лестницу на уровне третьего этажа. И страх в его глазах это настоящий страх.

Лукьяненко разошелся, он уже не обращал внимания на протянутые книги. Прокашлялся. За его спиной тут же засуетились организаторы, отправляя гонца за стаканом воды для писателя.

— А как киношники смогут экранизировать «Последний дозор», если по фильму Егор — сын Городецкого, а в книге Егор, просто спасенный когда-то Антоном мальчик, становится одним из основных героев?

— Я не думаю, что Тимур снимет 12 фильмов — по всем повестям, составляющим дозорный цикл, поэтому можно не волноваться за это — до экранизации «Последнего дозора» может и не дойти. А вообще я отношусь к этим несовпадениям философски — как к другим реальностям. И в «Последнем дозоре» даже есть такой эпизод, когда Семен говорит Городецкому, что ему приснился сон, будто он едет на каком-то раздолбанном фургоне, рядом еще кто-то из Светлых. И вдруг видит — на дороге стоит Завулон. Почему-то одет как бомж. Он газует и пытается его задавить! А тот — хренась! И барьер ставит! Машину подкидывает в воздух, переворачивает, и они перелетают через Завулона. И едут дальше. Потом герои книги философствуют на тему того, что это может быть параллельная реальность. Дальше по тексту Егор говорит Антону, что ему приснилось, будто он его сын.

— Вообще, часто бывает так, что вы в своих книгах издеваетесь над фильмами или другими писателями?

— Ну да, бывает. Писатели вообще любят подтрунивать друг над другом. А могут даже разом нападать на кого-нибудь. В нескольких разных книгах даже есть персонаж, носящий имя одного книгоиздателя, которого постоянно убивают или топят или еще как-нибудь приводят к смерти.

— Ваш роман «Черновик» создает ощущение обрубленного, как будто вы его писали-писали, потом посмотрели на объем текста и решили, что все, надо закругляться, и закончили роман…

— Кстати почти так оно и было. Дело в том, что издатель предлагал «Черновик» побыстрее выпустить в печать. И мне пришлось роман разделить на две части, поэтому и концовка такая обрубленная. Позже должно выйти продолжение — «Чистовик».

Воспользовавшись радушным настроением писателя, ему задали каверзный вопрос, сколько процентов ему идет от проката фильма. Десять? Весь энтузиазм Лукьяненко тут же пропал.

— Если бы меня звали Стивен, а фамилия была бы Кинг, или если бы меня звали Стивен, а фамилия была бы Спилберг, то даже о таких процентах речи бы не шло. А вообще-то это коммерческая тайна, я давал слово, что не буду разглашать эти сведения.

Обидевшись на неприличный вопрос, Лукьяненко наклонился над книгами и принялся с особой тщательностью украшать страницы автографами. Запуганные читатели уже не отваживались ничего спрашивать у писателя. Организаторы тут же улучили возможность предложить всем, кто спешит и уже потерял надежду пробиться к телу автора, поставить себе в книгу специальный штамп с автографом.

— Ну вот, — проворчал писатель. — Уже пишу «удачи и автографов». Ладно, даже зачеркивать не буду, пусть останется, будет эксклюзивной подписью.

В толпе вежливо захихикали.

— Ну что, у кого еще есть вопросы? — поинтересовались организаторы.

— А можно сфотографироваться с писателем?

Это моя подруга, для которой Лукьяненко не был кумиром, но был «в зените славы». Устав стоять в задних рядах и наблюдать за желтым пятном на потолке она решила немного расшевелить застоявшуюся толпу. Народ неодобрительно загудел и еще теснее сплотил ряды.

— Ну, если люди вас пропустят…

— Люди пропустите, пожалуйста!!!

Просьба прозвучала неубедительно, но дело своё сделала: читатели явно расслабились. Раздались смешки, и тут писатель едва не оказался погребённым под кипой книг. Подавшись вперед, толпа навалилась на его столик. Чашка с остывшим кофе предательски закачалась, но устояла. Не устыдившись, фэны вновь принялись засыпать писателя вопросами.

— А как вы относитесь к тому, что на ваши книги уже появляются пародии?

— Очень положительно! Мой издатель сказал на это явление, что если тебя пародируют, значит ты уже известен. Есть книга «Ночной позор». А в Интернете даже появилась такая штука, как «Овощной дозор». Это просто гениально — на примере двух помидоров и трех огурцов пересказать суть всей книги!

— Вас не пугает, что по ваши книгам уже создался целый мир? Сотни ролевиков играют в вампиров и магов.

— Ну, я-то не против. Если им нравится, пускай играют. Я знаю, что в Москве периодически проходят бои между Темными и Светлыми за власть над столицей. Они бьются в разных районах города — на разных уровнях сумрака. Делят Москву. Последний раз вроде Темные победили. Кстати, там даже свадьба была — поженились ведьма и вампир, которые познакомились на играх.

— Действия в ваших книгах часто происходят в северной части Москвы — ВДНХ, Останкино, Свиблово, Медведково. Откуда такое пристрастие к этой части города?

— Да я сам живу там — на метро Алексеевская. А раньше жил на ВДНХ, поэтому и люблю эту часть города. Там все и происходит. Кстати рядом с моим домом, в арке вампир попытался завлечь Егора и укусить его.

Тем временем мне все-таки удалось пробраться в первый ряд и получить возможность задать свои вопросы лоб в лоб.

— Сергей, на вашем сайте как-то говорилось, что идут съемки фильма по книге «Лабиринт отражений». А в каком состоянии сейчас эти съемки? И еще — на этом сайте, имеется в виду страница на сайте русской фантастики, что-то ничего не обновляется…

— Скажу сразу о сайте. У меня теперь есть личный сайт с очень сложным названием «Лукьяненко-точка-ру». Там все прекрасно обновляется.

Это он зря так съерничал. Позже стало известно, что его личный сайт всего три дня как открылся.

— А по поводу экранизации «Лабиринта отражений» — была действительно сделана большая работа. Но пока все остановилось. Вроде режиссер намерен дальше продолжать. Но когда это будет — еще неизвестно.

— В ваших книгах герои часто сами готовят и даже предлагают свои кулинарные рецепты. К ним эта страсть перешла от вас?

— Да, это мое увлечение. Фазана, конечно, не готовил — об этой птице есть упоминание в книге «Спектр». А вот на Новый Год намереваюсь зажарить гуся.

— В «Черновике» есть сцена, когда герой приходит в бар и там слышит песню Олега Медведева. Судя по всему, вы знакомы с этим исполнителем. А какая из его песен вам больше всего по душе?

— Скорее про форнита, мифического существа, живущего в печатной машинке писателя. Она ближе к творчеству, к тому, чем я занимаюсь.

Получив заветный автограф — на сей раз Лукьяненко обошелся без ошибок, — я втиснулась между писателем и стойкой и сфотографировалась на фоне фантаста. Остальные читатели, обомлев от подобной резвости, тоже начали доставать свои фотоаппараты. Над Лукьяненко явно нависла недобрая тень. Мне же ничего не оставалось, как бросить писателя на растерзание разбушевавшейся толпе, в которой стремительно таяли остатки раболепия перед фантастом «номер один» России.
Текст: Анастасия Берсенева


Библиография
Фотогалерея
Email подписка на новости RSS лента новостей

Операция «Вирус» — сборник 2018 года. Цикл: «Мир Стругацких»




Новинка! Дозоры



© Сергей Лукьяненко
О сайте      Контакты
Notamedia
Сайт создан компанией Notamedia